Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD92.75
  • EUR100.44
  • OIL83.4
Поддержите нас English
  • 2000
Новости

«Нездоровый рост» и «перегрев»: экономисты усомнились в оптимистичных оценках 2023 года и прогнозах Путина

В российской экономике наблюдаются признаки перегрева, последствия которого могут наступить в 2024 году, считают экономисты, опрошенные The Insider. В частности наблюдаются сокращение гражданского производства в условиях высоких ставок и подорожания труда, рост внутреннего долга, ускорение инфляции и усугубление кадрового голода.

Президент Владимир Путин на «прямой линии» в достаточно оптимистичном ключе высказался о состоянии российской экономики. «Самый главный показатель роста экономики — рост ВВП — по концу года ожидается на уровне 3,5%. Это хороший показатель. Если в этом году будет плюс 3,5% — значит, отыграли падение (прошлого года) и сделали достаточно серьезный шаг вперед», — сказал он. Инфляция к концу года ожидается на уровне 7,5%, но, подчеркнул Путин, государство принимает меры для ее сдерживания. Президент отметил сокращение внешнего долга с $46 млрд до $32 млрд, что, по его словам, свидетельствует о макроэкономической и финансовой стабильности страны. Отдельно глава государства выделил в качестве положительного показателя рост реальных зарплат в среднем на 8% год к году и снижение безработицы. «Такого вообще никогда не было в истории России. Это очень хороший интегрированный показатель состояния экономики», — так Путин оценил показатель безработицы.

Опрошенные The Insider экономисты — бывший ректор РЭШ Рубен Ениколопов и директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики управляющей компании «Альфа-Капитал» Владимир Брагин — оптимизма президента не разделяют. По их оценкам, в экономике наблюдаются признаки так называемого перегрева. Перегрев — это ситуация, когда экономика в целом или отдельные ее отрасли растут быстрее своих объективных возможностей, зачастую из-за активного стимулирования со стороны государства.

Рубен Ениколопов называет рост ВВП на уровне 3,5% «нездоровым». В 2023 году экономика держалась исключительно на огромных бюджетных расходах на военно-промышленный комплекс. Около трети бюджетных трат приходилось на войну и оборонку, а эти деньги впоследствии распределялись по всей экономике. В 2024 году Россия планирует потратить на оборону 11 трлн рублей, или 29% бюджета — это самая крупная статья бюджета на следующий год.

А вот сектора, связанные с производством гражданской продукции, чувствовали себя не очень хорошо, добавляет Владимир Брагин.

Проблемы производства гражданской продукции связаны с тем, что значительная часть производителей в областях, в частности, автомобилестроения, бытовой техники просто прекратили производство и ушли, так как это были частные иностранные компании. Производство холодильников, посудомоечных машин, бытовой техники, автомобилей в прошлом году просто рухнуло на 50 и более процентов.

Производство, не связанное с ВПК, росло слабыми темпами, отмечает Рубен Ениколопов. Кроме того, по его словам, не росли инвестиции (Путин на прямой линии говорил о «10-процентом росте инвестиций в основной капитал»).

Еще одно последствие увеличения бюджетных расходов вкупе с сокращением внешнего долга из-за войны и санкций — рост внутреннего долга, что, в свою очередь, повышает инфляционные риски. Сокращение внешнего долга не означает улучшений в экономике, объясняет Ениколопов.

Да, внешний долг сокращается за счет роста внутреннего. Это вполне логично, Россия под санкциями, и другие страны не горят желанием давать в долг России. Россия переносит внешний долг на внутренний, поэтому с точки зрения госдолга он растет за счет внутренних заимствований. И это не от хорошей жизни всё.

Еще одной «долгосрочной» проблемой, с которой столкнулась экономика, эксперты называют кадровый голод (по данным Росстата, безработица в октябре составила рекордно низкие 2,9%, дефицит кадров наблюдается почти во всех отраслях и на специалистов всех квалификаций) и необходимость для бизнеса повышать зарплаты (по данным hh.ru, зарплаты в течение года росли различными темпами в большинстве отраслей экономики, в том числе на десятки процентов — в зависимости от сегмента и позиции работника). Путин называл безработицу в 2,9% «очень хорошим интегрированным показателем состояния экономики».

В долгосрочной перспективе кадровый дефицит несет риски для экономики, говорит Рубен Ениколопов.

Да, доходы населения растут, но это последствия перегрева экономики и нехватки рабочих рук. В России большая проблема с нехваткой рабочих рук, что связано с сокращением рабочей силы из-за последствий демографической ямы 1990-х годов, плюс мобилизация. Это приводит к низкой безработице и росту зарплат. Выглядит-то это хорошо, но для экономики это плохо, потому что зарплаты увеличены во многом за счет ВПК. Во многих других секторах экономики будет сокращаться производство, потому что предприятия не могут себе позволить нанимать людей по таким ценам, что чревато большими проблемами.

Перегрев экономики всегда связан с последующим спадом, считает Ениколопов.

Проблема дефицита кадров настолько серьезная, что даже привлечение мигрантов, которое, по мнению Ениколопова, — единственный реальный способ сдерживания дефицита, — не сможет способствовать ее быстрому решению. Да и к привлечению мигрантов «по политическим причинам» вряд ли прибегнут, считает он.

Ситуация с инфляцией тоже непростая, отмечают опрошенные эксперты. На данный момент один из ключевых способов борьбы с ростом цен — повышение ключевой ставки, которая c 15 декабря держится на уровне 16%. Рост ставки тормозит инфляцию, но зато растет цена заемных средств, и это будет проблемой в будущем, говорит Владимир Брагин.

Банк России попал в непростую ситуацию. С одной стороны, уровень доверия рынка и правительства к ЦБ очень высокий. Видно, что глава ЦБ Эльвира Набиуллина пользуется очень большим авторитетом, что хорошо, и рынок, собственно, нормально реагирует на сильное повышение ставок, понимая, для чего это нужно, и что сейчас действительно лучше подержать высокие ставки какое-то время, чем потом годами бороться с высокой инфляцией. Но с другой стороны, повышение ставки влечет удорожание кредитов — прежде всего для частного сектора, для производителей гражданской продукции. В данном случае очень жесткая денежно-кредитная политика ЦБ может иметь, наоборот, инфляционный эффект.
Возникает вопрос: хватит ли этого инструмента — увеличения ставки — для сдерживания инфляции в будущем. Экономика не успевает за растущим потребительским спросом, и здесь, конечно, требуется его сильное охлаждение, с одной стороны, либо, как вариант, крепкий рубль и, соответственно, дешевый импорт. Потому что если в экономике недостаточно ресурсов для производства необходимого объема гражданской продукции или потребительских товаров, может быть, имеет смысл заменить их частично импортом. То есть, здесь тоже такой интересный момент. С одной стороны, вроде бы можно победить инфляцию, а с другой стороны, вроде как меньше мотивации для импортозамещения.

Катастрофы и коллапса российской экономики нет, но это всё решения, которые снимают симптомы в виде падения ВВП и накапливают проблемы, которые обязательно проявятся в будущем, заключают эксперты.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari