Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD92.04
  • EUR99.92
  • OIL82.15
Поддержите нас English
  • 3196
Новости

«В полиции неадекватов не держат». В Днепре десятки полицейских вышли в поддержку коллеги, убившего дебошира во время неудачного задержания

В украинском Днепре произошло убийство, в результате которого поднялась общественная дискуссия о вседозволенности полиции и уважении к ней, а также о пределах допустимого насилия, а сами полицейские массово вышли на акцию поддержки своего коллеги, застрелившего человека.

Убийство произошло 29 августа. Двое патрульных из-за нарушения правил дорожного движения остановили автомобиль — на дорожных камерах за рулем был мужчина, рядом сидела женщина. После остановки они быстро поменялись местами.

Судя по видео инцидента, который снимали полицейские видеодетекторы, женщина и ее попутчик стали вести себя агрессивно и провокационно, угрожать патрульным и оскорблять их. В результате перепалки мужчина вышел из авто и напал на полицейскую, как выяснилось потом, сломал ей челюсть. После этого повалил ее напарника и направился опять к лежащей полицейской. В этот момент поверженный “коп” выхватил пистолет и трижды выстрелил водителю — дебоширу в спину. Тот погиб на месте.

Конфликт у автомобиля

Началось всё с того, что двое патрульных остановили Jaguar за нарушение правил дорожного движения — судя по опубликованному в сети видео, автомобиль повернул налево не из своего ряда. На видео, снятом на нагрудную камеру полицейской, слышно, как она говорит, что при этом авто также подрезало автобус.

За рулем во время остановки автомобиля была женщина, по данным СМИ, ее зовут Татьяна Патинка. На видео с нагрудных камер полицейских видно, что она отказалась предоставить водительское удостоверение и стала требовать видеозаписи, которые доказывали бы, что она нарушила ПДД. Также женщина начала кричать, что она беременна, при этом на тех же видео видно, что в перерывах между криком и плачем, она просит своих детей более спокойным голосом снимать на телефон происходящее.

На пассажирском сидении находился мужчина, который также начал вести себя агрессивно и, как потом оказалось, был пьян. В его моче позже обнаружили 2,78 промилле. Это 38-летний Джумбери Силогава. На снимках с дорожной камеры видно, что до остановки за рулем сидел именно он.

Силогава вышел из автомобиля и начал угрожать правоохранителям, полицейская призвала мужчину вернуться в автомобиль, но тот заявил, что якобы «вышел походить» и потребовал объяснить, в чём причина остановки. Ответ «нарушение ПДД» его не успокоил, он продолжил угрожать и выкрикивать оскорбления в адрес патрульной. Полицейские потребовали отойти на 20 метров, но Силогава проигнорировал и это.

«Что ты от меня хочешь? Секса? Так я тебе не дам, у меня жена есть», — заявил он девушке-патрульной.

Агрессию продолжала проявлять и Татьяна Патинка, которая продолжала сидеть на водительском сидении. В результате патрульные заявили, что она, как и Силогава, задержана, — и потребовали выйти из авто. Отказ перерос в драку, а затем в нападение Силогавы на патрульную. Всё это снимали не только нагрудные камеры полицейских но и двое сыновей Силогавы, которые сидели на заднем сидении.

Через несколько минут после не прекращающейся драки двух пассажиров с патрульной полицейский достал оружие и произвел три выстрела. Силогава упал, патрульная лежала на земле без сознания.

Патрульный был задержан, 31 августа ему была избрана мера пресечения — круглосуточный домашний арест сроком до 30 октября. Полицейскому грозит от 7 до 15 лет лишения свободы по статьям «превышение власти или полномочий работником правоохранительного органа» и «умышленное убийство».

Во время избрания меры пресечения под зданием суда собралось несколько десятков патрульных, многие были одеты в бронежилеты. Они пришли не только обеспечивать общественный порядок, но и поддержать коллегу, который оказался на скамье подсудимых в результате выполнения служебного долга.

Общественная дискуссия

Убийство и задержание полицейского быстро стало резонансным из-за общественной дискуссии о пределах дозволенного для полиции. Участники обсуждения поделились на два лагеря: тех, кто считает, что полицейский превысил полномочия и должен был стрелять в воздух/по ногам, и тех, кто настаивает на его невиновности.

В частности украинский журналист Юрий Бутусов написал, что ему было бы легко обвинить во всем полицию, но не сейчас, и привел в пример происходящее на Майдане в 2014-м году. Он заявил, что фактически правоохранительными органами в Украине сейчас руководит Олег Татаров — один из руководителей разгона Майдана, соратник Захарченко и Януковича. Однако это не значит, что можно нападать на полицейских, говорит Бутусов, тем более в военное время.

«Даже наличие преступников в руководстве страны не значит, что не надо уважать людей, которые пытаются честно обеспечивать правопорядок, которые защищают государство. Потому что мы все вместе на войне, пусть и на разных расстояниях. Каждый украинец — это центр принятия решений в страшной борьбе за Украину, и судить надо не по должности, а по поступкам.
Мне жаль, что погиб человек, который, очевидно, был в неадекватном состоянии. Но во время войны нападение на правоохранителей в центре города, днем, при наличии очевидной причины остановки и объявления задержания, ничем не оправдать. Человек должен всегда думать, стоит ли ему рисковать жизнью».

Украинский адвокат Василий Пидлужный отметил, что полицейский уполномочен в исключительных случаях применять огнестрельное оружие для отражения нападения на полицейского или членов его семьи, в случае угрозы их жизни или здоровью.

«Быковство надо заканчивать, если есть требование выйти из машины, то выходи. Я уже не говорю о нападении на самого полицейского», — написал Пидлужный.

В то же время бывший следователь Главного следственного управления МВД Украины полковник милиции запаса Руслан Сушко считает, что полицейский превысил полномочия и должен понести наказание за умышленное убийство.

«Применение огнестрельного оружия на поражение после того, как любая угроза миновала, — это однозначно умышленное убийство. В данном случае три пули в спину без предупреждения являются явным свидетельством, что никакой угрозы никому от жертвы уже не было. Три выстрела в область жизненно важных органов являются подтверждением наличия в действиях полицейского прямого умысла именно лишить жертву жизни, а не остановить его действия. Разбитое лицо полицейского не влечет тяжелых последствий, а потому не является основанием для расстрела человека в спину.
Итак, деяния стрелка-полицейского необходимо квалифицировать как чистое убийство, по ст. 115 УК Украины. Влияние негативных эмоций на принятие решения убить человека не может быть учтено как обстоятельство, смягчающее уголовную ответственность, и является лишь подтверждением профнепригодности полицейского.
Полицейский, которого судят за убийство Силугавы
Полицейский, которого судят за убийство Силугавы
Более того. Несмотря на грубое поведение гражданских участников события, по моему мнению, именно нелепые полицейские своими непрофессиональными действиями спровоцировали конфликт, следствием которого стало неправомерное применение огнестрельного оружия. Ведь по требованию водителя полицейские были обязаны предъявить доказательства совершения им административного правонарушения, чего сделано не было.
Более того. Полицейские проявили полную безграмотность и отсутствие должных знаний по действиям в экстремальных ситуациях, что в результате привело к гибели человека.
Вопрос: кто таких невежд выпускает на улицу с оружием в руках? Вопрос риторический… А ведь бестолковая квазиреформа привела к замене правоохранителей на безмозглых ковбоев. Новый слоган: ”Мы ваша полиция: если не задавим, то застрелим”! К сожалению, последствия создания непонятного органа под громким названием ”Национальная полиция” со временем будут еще хуже. А стрелок должен понести суровое неотвратимое наказание».

«Общество должно видеть — мы, полицейские, считаем его действия законными»

The Insider опросил тех, кто пришел к зданию суда во время заседания по избранию меры пресечения для полицейского. Осудила его действия лишь одна опрошенная, которая отметила, что ситуацию можно было решить без стрельбы в спину. Большая часть тех, кто согласился ответить на вопросы, высказалась в поддержку патрульного, что объяснимо: у стен суда собрались в основном его коллеги — как в форме, так и в штатском.

«На кону стоит дальнейшая репутация полиции и то, как общество будет в дальнейшем воспринимать и защищать закон и полицейских. Считаю, что всё было законно. Хочется справедливости».

«Пришел поддержать сотрудника полиции, который попал в такую ситуацию и в отношении которого проводится судебный процесс. Важно его поддержать, чтобы он чувствовал, что мы — его коллеги — поддерживаем его, и чтобы общество видело: мы считаем его действия законными и справедливыми. Я не считаю, что если его оправдают, то это породит какую-то безнаказанность. Все полицейские проходят подготовку, их действия соответствуют законодательству. За действиями полицейских очень много контроля. Неадекватных быстро отстраняют от обязанностей и увольняют. В полиции неадекватов не держат».

«Мы на стороне полицейских. В Украине — война, и он представитель власти. Я считаю, что свои полномочия он не превысил».

После реформы полиции в Украине и появления патрульных и полицейских еще до войны начала разворачиваться дискуссия об отношении жителей к людям в форме. Сейчас, на фоне войны и высокого уровня вооруженности украинского общества, этот общественный процесс сразу приобрел «американские» черты. Случай в Днепре показал, что дискуссия вышла на уровень, с одной стороны, необходимости уважения к полицейским и отказа от части гражданских прав и свобод в обмен на безопасность, с другой стороны, к желанию видеть в полицейском помощника и защитника общества, а не только представителя репрессивного аппарата государства.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari