Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.07
  • EUR95.15
  • OIL82.37
Поддержите нас English
  • 9058
Новости

«Поедешь на фронт, будешь наших мужчин обслуживать». Трансженщину заставили крутиться голой перед полицейскими, после чего арестовали

Гражданка Казахстана, трансженщина Элис Фемина, которая живет в Москве уже больше 15 лет, оказалась в спецприемнике Сахарова, где провела 15 суток, за то, что крикнула лозунг «Слава Украине». Об этом пишет «Медиазона», с которой поговорила девушка.

В конце мая Элис праздновала в одном из московских клубов свой день рождения, заранее был оплачен депозит, заказан стол. По ее словам, периодически она выходила проводить друзей, которые уезжали домой, иногда выходила со всеми курить. После очередного такого раза охранник отказался ее пускать обратно, назвал «мужиком в юбке», отталкивал и хамил.

Элис попросила подругу принести сумку, в которой находился паспорт, и на эмоциях крикнула «Слава Украине».

«Конечно, меня это все… я разнервничалась. Тем более такое уже бывало в клубах в Москве. Не скажу, что я часто куда-то хожу, но случались такие истории. В общем, подружка мне говорит: «Да забей, ладно, давай уйдем». А я: «Да пошли вы все нафиг!». Ну и начала кричать «Слава Украине!». Это были мои чувства, я их так выражала. Там стояло очень много людей, человек 50. Кто-то хотел на меня напасть, потом охранник тоже хотел напасть — я начала отбрыкиваться, затем охранники прижали меня к стене и вызвали полицию».

В машине Элис заковали в наручники, ее с подругой привезли в Тверской отдел полиции Москвы. Подругу вскоре отпустили без протокола, Элис не выпустили, а на следующей день начались издевательства.

«Отношение там ко мне, конечно, было… ужасное. Постоянно трансфобили, оскорбляли, называли меня постоянно «трансухой», непонятными местоимениями, в среднем роде. На следующий день повезли меня еще на алкогольное медосвидетельствование — у меня там все по нулям было. Но там стояли все эти полицейские, посмеивались, говорили про меня «он». Я им: «Пожалуйста, обращайтесь ко мне как к женщине». А они: «Ха-ха, трансуха».
А уже в понедельник утром приходит ко мне полицейский. Говорит: «Называй свое старое имя, фамилию». Я говорю, что не буду ничего называть. Вот вам мой паспорт — это мои настоящие имя и фамилия. Он ушел. Минут через пять-десять дверь открывается, и меня выводят в холл. Не знаю, как это у них называется — приемник, ну, общая комната. Там — полицейские. Один в дежурке сидит, из окна на меня смотрит. Я стою у двери, слева от меня два мужчины. И стоит стол, за ним сидит женщина, очень жесткая. Она как давай сразу на меня орать: «Че сука, говори, кто ты такая?». Давай свое имя называй прошлое! Мы же видим, кто ты вообще!». Я говорю: «Вот мое имя [в паспорте], больше ничего не скажу».

После такого ответа полицейская со словами «будем смотреть, кто ты — мужчина или женщина» потребовала от Элис раздеться при всех, отказавшись провести осмотр наедине. Под давлением девушка вскоре согласилась. Ее осматривали на глазах у всех присутствующих мужчин, заставляли крутиться. Кто-то из сотрудников полиции сказал: «Запишите: мужских половых признаков не обнаружено». Полицейская продолжила оскорблять девушку и требовать назвать деднейм (ФИО до смены данных в документах) и в итоге вынудила озвучить эту информацию.

«Она продолжает орать — давай, говорит, имя свое называй. Я говорю: «Не буду». А она: «Так, короче, щас за свои лозунги поедешь на Лубянку в ФСБ, там тебя быстро расколят. Посадят тебя в товарняк и поедешь на Украину, на фронт. Будешь наших мужчин тогда обслуживать, ЖЕНЩИНА».

В итоге у Элис забрали телефон, заставили назвать пароль, прочитали переписки, в том числе, — интимные, искали свидетельства поддержки Украины. Сотрудник Центра «Э» спрашивал о хирургической операции Элис и спит ли она с мужчинами. В протоколе полицейские написали, что она при задержании брыкалась и царапалась, убегала от полицейских с криками «Слава Украине». Элис утверждает, что все было не так, но судья отказалась вызывать свидетелей, заявив, что у нее нет оснований не доверять полиции.

Элис назначили 15 суток ареста за неповиновение и 50 тысяч рублей штрафа за «дискредитацию» армии. В Мосгорсуде в ответ на апелляцию оставили решение Тверского суда без изменения.

После выхода из спецприемника она получила от начальника сообщение об увольнении и обнаружила, что о ее деле писали множество СМИ, часто — в негативном ключе. Первым информацию о ней распространил Mash — спустя пару часов после допроса с раздеванием в Тверском ОВД Telegram-канал опубликовал все ее данные — включая деднейм.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari