Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD94.09
  • EUR100.53
  • OIL87.29
Поддержите нас English
  • 4153
Новости

«Нельзя бежать из страны самостоятельно, обращайтесь к правозащитникам» — координатор инициативы «Вывожук»

Алексея Москалёва, который в ночь на 28 марта сбежал из-под домашнего ареста в Тульской области, задержали в Минске. Предположительно, его смогли вычислить из-за того, что он включил свой телефон. Как рассказал в беседе с The Insider координатор инициативы «Вывожук», которая помогает жертвам политических преследований бежать из страны, отслеживание мобильных телефонов — самый эффективный инструмент для поиска людей из всех, что доступны силовикам в России и Беларуси.

«ФСБ и КГБ могут геолоцировать телефон с точностью до квартиры. Это тот единственный максимально эффективный инструмент, который используют спецслужбы. Никакой электронный браслет, никакой СОРМ <Система технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий — The Insider> не работают так эффективно. Это дело двух минут: ты получаешь точные координаты, они отправляются оперативной группе захвата, и оперативная группа выдвигается на место, а найти квартиру несложно. Это происходит часто, к сожалению. Те, кто бежит от политического преследования, неправильно взаимодействуют с телефонами, включают, заходят в личные аккаунты, звонят по старым номерам, и всё это быстро отслеживается».

В день, когда стало известно о побеге Москалёва, бывшая редактор Первого канала Марина Овсянникова, ранее сбежавшая из-под домашнего ареста и сумевшая покинуть Россию, сообщила, что знает людей, которые ему помогают, и что он «в надежных руках».

«Это просто непрофессионализм. Никто из тех, кто реально помогает и включен в процесс, никогда не будет говорить о том, что проводится эвакуация, пока она не завершена, потому что результат до последнего остается неизвестным. Это небезопасно. После побега сразу в нескольких Telegram-каналах начали появляться инструкции о том, где из России можно сбежать, как нелегально пересекать границы, и делали это уважаемые большие СМИ. Раскрывать маршруты нельзя, хотя мы и осознаем, что ФСБ, КГБ Беларуси и Комитет национальной безопасности Казахстана прекрасно знают эти маршруты. У нашей инициативы есть запрет на разглашение подопечными любых маршрутов, подробностей и деталей выезда. Это важно, потому что если работаешь системно, то нужно работать тихо.
У нас бо́льшая часть команды вообще не знает, кто, когда и куда едет, что вообще это за люди и откуда они взялись. В это посвящены пара человек, которые вывозят из страны. Всё, что мы можем сделать, — это снизить риски. Но когда дело доходит до Дмитрия Пескова и Евгения Пригожина, мы уже мало что можем предпринять.
Не думаю, что именно этот фактор привел к аресту [Москалёва], но то, что об эвакуации рассказали в ее начале, что было такое внимание и федеральных, и либеральных СМИ, способствует увеличению рисков и потере контроля над ситуацией. Мы последний год работаем системно благодаря тому, что молчим, насколько возможно. Мы аккуратно даем комментарии, ничего не раскрываем. Для нас это важно, но это наши протоколы безопасности, и это не значит, что все по ним работают. Все работают по-разному, у всех разные протоколы безопасности и кибербезопасности. Я не думаю, что Марина Овсянникова здесь была как-то глубоко замешана. Это просто погоня за хайпом, заголовками и выставлением себя персоной, которая знает некую секретную информацию.
Конечно, не либеральные СМИ отправили КГБ на место, где скрывался Алексей. Государству нужно было показать, что „мы его не отпустим и любой ценой поймаем“, что они и сделали. В нашей практике такого еще не было, чтобы КГБ Беларуси реагировал за пару часов и приезжал с облавой. Бывает, что такое делают российские спецслужбы, находясь на территории Беларуси, но сам факт того, как это было сделано, говорит о том, что никакие твиты и федеральные СМИ ничего бы тут не сделали. Этот вопрос решался в высоких кабинетах между ФСБ и КГБ быстро и эффективно, а дальше — просто вопрос техники и ожидание человеческого фактора: например, включение телефона — геолокация и координаты.
Тем не менее сама риторика, которую используют СМИ, то, что из этого сделали реалити-шоу, — это очень плохая и вредная практика. Мы просим СМИ очень бережно относиться к информации, тем более если у вас нет экспертности в этой сфере. Не надо писать бесконечные памятки и маршруты. Мы потратили огромное количество времени на то, чтобы эти маршруты были не так очевидны».

Бежать за границу самостоятельно небезопасно и шансов на успех мало

«Самому бежать не нужно и не нужно совершать таких ошибок, как: приобретать билет, пользоваться собственным телефоном или говорить кому-то из родственников или соседей о том, что вы собираетесь бежать. О своем желании покинуть страну нельзя говорить в принципе, потому что мы не можем исключать прослушку телефонов или жучки. Обращайтесь к организациям, которые системно занимаются эвакуацией.
Покупка билета регистрируется в системе „Розыск-Магистраль“, которая действует как часы. Как только вы купили билет внутри России на любой из видов транспорта, который подразумевает передачу паспортных данных, вы попали в эту базу. В этой базе есть подсистема „Сторожевой контроль“, которая отслеживает тех людей, кто находится под мониторингом, — будь то уголовное дело или оппозиционная активистская деятельность. Это используется активно с 2014 года. По этой причине много раз были проблемы с пересечением границы у тех же Pussy Riot — у Маши Алёхиной и Надежды Толоконниковой. Всё прекрасно видно в аэропорту, где и как вы засветились. Нужно всё очень тщательно и подробно обсуждать с правозащитниками, которые занимаются эвакуацией. Прошел год после начала войны, таких инициатив и таких людей достаточно, их становится всё больше.
В России есть хорошо продуманная система контроля и слежки за людьми. Есть система СОРМ, которая была создана еще в конце 1990-х годов — сначала для того, чтобы прослушивать телефонные звонки, потом — отслеживать интернет-запросы, а потом — все банковские переводы. Вся эта информация доступна сотрудникам ФСБ и тем службам, которые оперативно реагируют на побеги, поэтому никакого общения по телефону, никаких старых телефонов. Если у вас телефон, который был в руках полиции, и вы поменяли в нем симку, то это не поможет. Если вы купили новый телефон и вставили туда старую симку, то это тоже не работает. Если ваше новое устройство было близко к старому, то оно тоже небезопасно. Это очень тонкая вещь, которую лучше обсуждать с теми, кто готов вам помочь. Сейчас принят новый законопроект по инициативе ФСБ о том, что все IMEI телефонов будут собираться в единую базу. IMEI — это уникальный идентификатор вашего телефона, по которому спецслужбы имеют возможность вычислить вас с точностью до пары десятков метров в режиме реального времени. Телефон — это очень большая опасность, прослушка телефонов в виде СОРМа — тоже опасная.
Также есть база ФССП, которая касается свидетелей и тех, кто имеет, например, неоплаченные штрафы. Против вас заводят исполнительное производство за неуплату штрафа, иногда их специально на вас вешают, чтобы вы не покинули территорию страны. Вас не задержат на границе, если вы не находитесь под уголовным следствием, но из страны вас тоже не выпустят, пока вы не оплатите этот штраф. Базы в России обновляются очень долго, процесс может занимать недели. Вы сегодня оплатили штраф из-за того, что вас не выпускают, но еще две недели вы будете стоять на границе, пока база не обновится.
Еще есть федеральный розыск и межгосударственный розыск. Федеральный розыск — это оперативно-розыскные мероприятия на территории России, но если известно, что человек пересек границу и находится в другой стране, то пишется отдельная бумага на объявление человека в межгосударственный розыск, которая работает по всем странам ЕАЭС: в Беларуси, Казахстане, Армении, Кыргызстане, Таджикистане и других странах, которые имеют дипломатические отношения с Россией. Таиланд недавно сказал, что будет выдавать России людей по запросу. Это менее опасно, потому что вы попадаете в базу только через три дня, так что у вас есть время, чтобы что-то сделать. Вы не пересечете границу РФ, если находитесь в розыске. Надо связываться с правозащитниками. Не делайте резких движений — не надо бежать в Казахстан сломя голову. Может прокатить, но скорее всего не прокатит.
Что касается баз России и Беларуси, то нам известно, что невыездные граждане Беларуси, на которых есть дела на родине, становятся невыездными и в России через три дня. Базы Беларуси и России синхронизируются через несколько суток, в обратную сторону всё работает немного сложнее и дольше.
Если вы перешли границу сами, вам всё равно придется сдаться местным пограничникам и идти в миграционную службу. Евросоюз относится максимально плохо к нелегальному переходу, международная правозащита никогда с этим работать не будет, потому что это уголовная статья. Мы работаем и продолжаем работать над тем, чтобы люди, которые подверглись уголовному преследованию, не бежали лесами, а спокойно выезжали бы легальными путями, и чтобы в той стране их принимали и обеспечивали всем необходимым, в том числе документами. Поэтому обращайтесь в правозащитные организации».

Техника безопасности

«Нельзя писать о том, что кто-то нелегально переходит границу. Тем более нельзя писать о том, что ему кто-то в этом помогает. Это незаконно не только на территории РФ, но и на территории ЕС. Если человек когда-то проговорится о том, что конкретный человек ему помог, и этот человек в Европе, то его ждет уголовное преследование. Статья о нелегальной иммиграции есть во всех законодательствах.
Нельзя брать с собой старый телефон, какие бы важные на нем ни хранились сведения, как бы он ни был вам дорог и как бы дорого он ни стоил. Заведите себе чистый телефон, купите новую симку, не подносите свой старый телефон к новому, не держите их вместе, запишите нужные контакты на листочке и уже по новому телефону свяжитесь с теми, с кем надо. Никаких старых аккаунтов тоже не должно быть, всё новое. Никаких звонков на старые телефоны, никаких социальных сетей, никаких личных аккаунтов и входов в персональные соцсети. Всё должно быть максимально чисто.
Сложность работы в том, что никогда нет второго шанса. Если ты свой шанс не используешь по максимуму, то ты отправляешься в СИЗО. Этот один шанс ничего тебе гарантировать не может. То, что Алексей выбрался из города, — это очень хорошая работа, это очень уважаемо нашей командой, что у него получилось провернуть такой побег, когда его караулили под окнами».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari