Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD86.55
  • EUR94.38
  • OIL84.85
Поддержите нас English
  • 2732
Новости

«Запрет направлен против одиночных пикетов» — правозащитники о подписанном Путиным законе, запрещающем митинги практически везде

Перечень мест, где запрещено проведение собраний, митингов, шествий и демонстраций, расширился. Фактически теперь их нельзя проводить нигде. Соответствующие поправки в закон подписал 5 декабря Владимир Путин. Ранее публичные акции были запрещены только у зданий резиденций президента, судов, экстренных оперативных служб и учреждений ФСИН. Теперь нельзя проводить митинги в аэропортах, на вокзалах, в зданиях и на территории вузов, школ и больниц, у церквей. Правозащитники в беседе с The Insider отметили, что эти запреты направлены против одиночных пикетов, потому что все остальные акции без согласования и так практически нигде проводить не удавалось. 

Руководитель проекта «Поддержка политзаключенных. Мемориал» Сергей Давидис

Задача в том, чтобы сократить возможности реализации права на свободу собраний. Пока у нас был ЕСПЧ, к нему [властям] хоть в какой-то степени приходилось прислушиваться, и такого рода региональные законы неоднократно принимались, но оспаривались — и порой удавалось их отменять. Установив внушительные зоны запрета [поблизости] от большого количества объектов, можно фактически запретить публичные мероприятия где угодно — по всей территории населенного пункта, что и случалось. Закон — движение в этом направлении.

По большому счету эти запреты именно против одиночных пикетов и направлены, потому что у всех остальных мероприятий предполагается процедура согласования. Фактически это разрешение, с точки зрения власти, но это разрешение достаточно расплывчато. Так что они этим пользуются — и по совершенно произвольным и нелепым, законным и незаконным основаниям запрещают любые мероприятия, требующие согласования. Одиночные пикеты теоретически можно было проводить всюду, потому что они не требуют согласования. И [такие одиночные акции были безопасны для пикетчика], если они не попадали под «дискредитацию» вооруженных сил и под ковидные ограничения. Вот теперь пространство возможностей проведения даже одиночных пикетов сужено. Практическое последствие сейчас заключается именно в этом — в тех регионах, где ковидные ограничения были отменены, еще меньше возможности проведения одиночных пикетов, потому что всё остальное и так нигде практически проводить не удавалось. Если они могут под более благовидным предлогом запрещать свободу собраний, то им так удобнее, и это не выглядит нелепо, как сейчас с ковидом.

Органы власти не хотят, чтобы им мозолили глаза даже одиночные пикетчики, но, с другой стороны, еще одним трендом последнего времени является сакрализация традиционных ценностей. Видимо, [запрещение пикетов у церквей] — это знак уважения к церкви и укрепления сакрального статуса религиозных объектов, а насчет школ — с одной стороны, государство декларирует недопустимость вовлечения детей в политику, в частности, своими оппонентами, с другой стороны, сами они вовлекают детей активнейшим образом.

Аналитик, юрист Денис Шедов

В целом законодательная инициатива ненова. Раньше мы наблюдали подобные запреты возле [зданий] органов государственной власти, школ, больниц и прочего на уровне регионов. Например, в некоторых регионах были запреты на проведение митингов и акций вокруг хлебопекарен.

Теперь подобные дополнительные территориальные ограничения введены уже на федеральном уровне. Когда такие ограничения были на региональном уровне, мы наблюдали, что в некоторых городах, как в Нижнем Новгороде, до 70% всей территории попадали под запрет. Ведь этот запрет не только про [здания] органов власти, но и 100–150 метров вокруг, а рядом аптека, детский сад или школа. Городская инфраструктура устроена таким образом, что в центре и вообще в городском пространстве будет негде митинговать.

В Москве и Санкт-Петербурге до сих пор действуют коронавирусные ограничения. Из-за них формально запрещены публичные мероприятия, включая одиночные пикеты. Здесь территориальные ограничения ничего нового не добавят, но это создание инфраструктуры на будущее, потому что коронавирусные ограничения все-таки закончатся, и у властей будет подготовленная почва для последующих ограничений в виде новых норм федерального закона.

В Твери был случай, когда оштрафовали женщину за проведение одиночного пикета в месте, где было запрещено проводить публичное мероприятие. Она смогла выиграть слушания в Верховном суде, и данное ограничение признали не соответствующим федеральному закону, оно было только в региональном. Еще была серия из двух постановлений Конституционного суда, который признал в 2019 году не соответствующим конституции запрет на проведение публичных мероприятий возле [зданий] органов власти, а в 2020 году — запрет на проведение публичных мероприятий возле объектов здравоохранения, образования и военных объектов. Это то, что мы сейчас получили в федеральном законе.

В 2018–2020 году была большая волна изменений региональных законов, и большинство регионов РФ поменяли тогда свое законодательство, сократив количество территориальных ограничений. Но сейчас, когда новый закон принят на федеральном уровне, мы будем наблюдать обратную тенденцию — все регионы поменяют свое законодательство, сделав его более запретительным для публичных мероприятий.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari