Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD58.10
  • EUR56.48
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 4075
Новости

«Каска 50-х годов, никаких бронежилетов». Попавший под мобилизацию в «ЛНР» рассказал, как воевал на передовой

В России только начинается мобилизация, а многие жители Донбасса уже прошли все ее этапы — от похищения на улице до вручения в руки автомата и приказа идти под пули и огонь артиллерии. Один из невольно попавших на фронт рассказал The Insider, как это произошло: пришел в военкомат, чтобы «помочь и что-то подсказать» родственнику, которого, несмотря на отсутствие военной подготовки, насильно забрали с улицы, а в результате на войну отправились оба. Воевали без навыков ведения боя, без бронежилетов — и были брошены командирами на передовой во время харьковского контрнаступления ВСУ.

Я из Луганской области. Мобилизация началась в феврале. На предприятии было сказано, что надо отправить определенное количество бойцов. Списки передавали в военкоматы и брали людей прямо с рабочих мест. Кроме того, ездила военная комендатура, которая просто выхватывала мужчин с улиц, привозила в военкоматы, где распределяли на место сборов и прикрепляли к подразделению. По спискам на определенных людей была «охота»: любым способом надо было человека достать — хоть дома, хоть в магазине...

Никакой подготовки не было: сегодня тебя задержали, привезли в военкомат, сегодня же отвезли на место сбора, где дали форму и самое необходимое — котелок, каску, противогаз и обозначили, к какому подразделению ты относишься. Оттуда тебя увезли туда, где формируется подразделение, и там через сутки-двое определили в роту, отделение, взвод и так далее и выдали оружие. Все просто — никакой медкомиссии, выяснения, служил или нет, воинская специальность тоже никого не интересовала.

Никакой медкомиссии, выяснения, служил или нет, воинская специальность тоже никого не интересовала

Обмундирование выдали следующее: летняя форма, зимняя форма, советского образца ремень, подсумок на четыре рожка и автомат. Каска где-то 50–60-х годов — металлическая, никаких бронежилетов. Бронежилеты потом в течение определенного времени выдавали штук по десять на роту — и те не были достаточно укомплектованы пластинами. У кого позволяли средства, покупали трофейное, уже когда мы были на позициях. Родственники собирали посылки из дома и раз в месяц приходили эти посылки с бронежилетами и касками. То же самое и со средствами связи.

Бронежилеты можно было купить и в «Военторге». Стоимость — в зависимости от класса: кто-то за 40 тысяч рублей купил, кто-то — дешевле. С трофейными бронежилетами или теми российскими, которые от раненых ребят остались или от тех, кто побиг, на месте решали вопрос.

В течение двух недель мы оказались на передовой: где-то 4–5 дней нас определяли и выдавали оружие, потом был еще перевалочный пункт на территории России. Заходили не со своих территорий, а со стороны России на территорию Харьковской области.

Бронежилеты можно было купить в «Военторге». Стоимость — в зависимости от класса: кто-то за 40 тысяч рублей купил, кто-то — дешевле

На войне мы пробыли шесть с половиной месяцев. Что там было и то, что я видел, я не хочу афишировать в целях моей безопасности. Последней каплей стало то, что не только наше подразделение, но и очень большое количество людей с нашей территории отказались просто брошенными «старшими братьями». Вы знаете, какие были события в начале этого месяца. Наши «старшие братья» поменяли дислокацию и отошли, а наши остались ни с чем.

Выжить удалось чудом. Шестого сентября российская армия начала эвакуацию своих военных и техники, мы ушли через сутки. До этого верили, что будет подкрепление и ответный огонь по противнику, но этого не произошло. В итоге невозможно было оставаться на тех рубежах, поэтому решили уйти. Когда вышли на место, где была связь, нам сказали, что наши подразделения, которые остались, решили сами держать этот рубеж. По приезде в Луганскую область нас попытались сделать дезертирами и предателями.

У нас в подразделениях были люди, а техники не было, даже в случае ранения отвезти в госпиталь можно было только на гражданской технике, которая была у нас во временном использовании. Вот на одной из таких мы и отходили, на грузовой машине, не предназначенной для военных целей.

80% мобилизованных даже в армии не служили, а те, кто служили, не по своей специализации работали. Как выжили? Быстро бегали и низко прятались, окапывались побыстрее.

В течение всего этого времени каждый пытался уйти оттуда всеми способами, например, попасть в госпиталь, потому что в подразделении было много немолодых людей. Кто-то по истечении определенного времени уезжал домой в отпуск и не возвращался. Отпуск — это трое суток с дорогой, и быть сутки дома — это ни о чем.

Были погибшие, но количество называть не буду.

В течение всего этого времени каждый пытался уйти оттуда любыми способами, например, попасть в госпиталь

Те, кого сейчас ждет мобилизация, просто не знают, что их ожидает. Я бы им посоветовал избегать попадания на фронт любыми способами. Надеюсь, что в России будут учитываться те основания, по которым люди могут устраниться от мобилизации. В «ЛНР» нет такого статуса — не смотрят, является ли человек единственным кормильцем в семье, или болен он чем-то. На тот момент и сейчас рекрутерам нужна просто цифра набора.

В процессе мобилизации в Луганской области не было критериев негодности для военной службы. Как будет проводиться мобилизация в России я не могу сказать. Будут ли медкомиссии, будут ли учитывать социальный статус людей? Не знаю.

Мы постараемся на фронте больше не оказываться, ощущений хватило на всю оставшуюся жизнь.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari