Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD58.10
  • EUR56.48
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 2433
Новости

«Зеленский ищет способ отобрать у Порошенко бизнес». Адвокат Илья Новиков об уголовном преследовании экс-президента Украины

Бывший президент Украины Петр Порошенко покинул страну после попытки вручить ему повестку с вызовом на допрос по делу о государственной измене и поставках угля с территории Донбасса, которую контролируют пророссийские вооруженные формирования. В его партии сообщили, что Порошенко отправился в «дипломатическое турне», в ходе которого посетит сначала Турцию, а затем Польшу. Порошенко стал фигурантом дела, возбужденного по статьям о финансировании терроризма, госизмене и создании террористической организации.

Адвокат Петра Порошенко Илья Новиков рассказал The Insider о сути обвинений против бывшего президента Украины и том, что стоит за ними.

Пока мы официально знаем, что есть некая повестка, связанная с углем. Неформально мы уже три месяца в общих чертах и месяц в деталях понимаем, что они хотят сделать, но все время боялись этого. Под «они» я понимаю целый блок, состоящий из людей в офисе генпрокурора, в СБУ, в ДБР, чье базовое желание — сделать что-нибудь с Порошенко. Его Зеленский высказывал как часть своей предвыборной кампании в 2019 году и с тех пор ни разу от него не отказывался.

В конце весны-начале лета этого года вышел как бы расследовательский сериал: опубликовали цифровые записи прослушки телефона Медведчука. Поскольку там он постоянно козырял фамилией Порошенко и тем, насколько легко он входит в кабинет Порошенко и решает все вопросы, с самого начала возник ажиотаж: наконец появились доказательства, что Порошенко связан с Медведчуком. На самом деле, даже если бы эти записи и были подлинные (а сам Медведчук это отрицает), то максимум, что это доказывает, — это то, что Медвечук только утверждал это. Голос Порошенко, естественно, там не присутствует — ему он никогда не звонил. И сразу пошли слухи: наконец, спустя 2 года, до Порошенко доберутся. Однако реальных сюжетов из этих пленок Медведчука, которые можно было бы положить на бумагу и сказать, что это криминал, не было.

С момента, когда отдельные территории Донбасса оказались под оккупацией, возникло понимание, что отопительный сезон под угрозой, поскольку на тот момент все украинские ТЭЦ, занимающие важную долю на энергорынке, были рассчитаны на то, что их будут топить антрацитом — углем более высокого качества. При том, что на неоккупированной территории оставалось много шахт, они этот уголь не давали или давали в мизерных количествах. Украина лишилась своего антрацита. Летом — в начале осени тогдашний министр энергетики и угольной промышленности Украины Юрий Продан пытался решить эту проблему за счет импорта: были законтрактованы поставки антрацита из ЮАР. Но задним числом выяснились две неприятные вещи. Во-первых, уголь, который привезли на первых судах, оказался не антрацитом и жечь его можно было только, подсвечивая газом или тем же антрацитом, что крайне расточительная история. Поставки этого угля были отменены. На заседании Совета безопасности Порошенко тогда высказался, чтобы правительство разобралось, какой уголь оно закупает и у кого, хотя это сфера ответственности не Порошенко, а правительства. А во-вторых, контракты были не прямые с ЮАР, а через некую оффшорную компанию, в итоге стоимость в расчете за тонну была около $120, хотя изначально должна была быть $90.

Параллельно развивался второй сюжет. На тот момент власти ДНР и ЛНР, считающиеся в Украине террористическими организациями, не всюду установили контроль. И многие угольные предприятия работали по-старинке с тем же персоналом и менеджментом. Кроме того, многие из них были государственными. В 2014 году многие думали, что все это скоро кончится, никто не предполагал, что через 7 лет все будет только хуже. Новый министр энергетики Владимир Демчишин пытался решить энергетическую проблему и подписал следующую схему: две украинские государственные шахты (одна в ДНР, другая в ЛНР), которые оказались на оккупированной территории, были юридически перерегистрированы на неоккупированную территорию, и с ними были законтрактованы поставки антрацита с условием, что расчет будет происходить строго безналично и на неоккупированной территории, поскольку еще с осени была запрещена банковская деятельность в ДНР и ЛНР. В итоге эти два предприятия поставляли Украине уголь всю зиму, им платились деньги. В одной из записей «пленок Медведчука» говорится говорится что-то вроде: «Ну слава Богу, привезли деньги, рассчитались с шахтерами».

Мы настаиваем на том, что Порошенко на тот момент во все эти подробности не вникал и даже не знал их. По большому счету, все это относится к ведомству Кабмина. Также мы настаиваем на том, что решения отказаться от угля из ЮАР и наладить схему поставок из ДНР и ЛНР сами по себе были правильными.

Мы знаем, что думают на этот счет правоохранители, поскольку по этому поводу предъявлены подозрения Медведчуку, а буквально меньше месяца назад также и Демчишину, который уже несколько лет живет за границей. Этот эпизод они оценивают по статье 258-3 украинского криминального кодекса — «содействие террористической деятельности».

С самого начала им казалось, что они найдут живые деньги, пойдут за ними, а у них всегда было представление, что Порошенко где-то наживался. И когда они услышали в прослушках, что какие-то деньги куда-то перевозились, их первый рефлекс был таков: раз перевезли деньги, значит их украли и, наверное, Порошенко с Медведчуком поделили их между собой. И то, что они остановились именно на этом составе, говорит о том, что криминальных денег они так и не нашли в этой истории. Это очень важно, потому что действующий закон о внутренних санкциях допускает внесудебные санкции, которые накладывает Совет безопасности, руководимый Зеленским. Они максимально жесткие: могут быть изъяты активы, наложен арест на все имущество и так далее. Их можно накладывать на иностранные юрлица без ограничений, а на украинские только в том случае, если имело место финансирование террористов. Для администрации Зеленского было очень важно, чтобы эти слова оказались на бумаге.

С их точки зрения это выглядит так, что у Медведчука и некого неустановленного лица из числа высшего политического руководства Украины (это определение используется как эвфемизм фамилии Порошенко) возник общий умысел посодействовать экономического развитию террористических организаций ДНР и ЛНР. Поскольку Медведчук непопулярен, им очень хочется привязать к Медведчуку Порошенко и сказать, что это одна и та же банда, в итоге заодно рикошетом досталось и Демчишину. И чтобы схема с поставками угля из ДНР и ЛНР выглядела оправданной, они сорвали замечательную поставку угля из ЮАР, то есть была такая двухходовка. У следствия точно нет никаких документов, подтверждающих это, их просто не могло быть. У них возможно есть свидетели, но они неизбежно будут какими-то липовыми, потому что не может быть человека, который честно бы сказал, что он слышал, как Порошенко дал указание помочь ДНР. То, что они подготовили по поводу Порошенко, не может принципиально отличаться от того, что они уже опубликовали по Демчишину. Эта идея, что по состоянию на 2014 год, когда шла натуральная война, в украинском руководстве были люди, которым хотелось бескорыстно помогать экономическому развитию ДНР (не то что они зарабатывали какие-то деньги, этого, вроде, никто и не утверждает, а то что они именно бескорыстно помогали), сама по себе безумная. При этом сейчас очень плохой контекст для Украины, но удачный для того, чтобы объяснить текущую ситуацию: они затеяли этот сюжет о поставках угля со словами, что «вы неправильно возили уголь из ДНР, его нельзя было возить» ровно в ту зиму, когда у администрации Зеленского пусты угольные склады, когда весь уголь закупается у России, а первый уголь из США придет только в феврале, если придет вообще, когда российское же электричество закупается у Белоруссии, когда газ не был закуплен летом по низким ценам, а сейчас он стоит больше $1000 за кубометр. В общем они пошли с сюжетом, который максимально неудачно оттеняет деятельность нынешней администрации, и со словами, что «это злодей Порошенко плохо закупал уголь тогда».

Мы уверены, что Зеленский ищет способ отобрать у Порошенко бизнес и его самого как-то изолировать, хотя бы посадить под домашний арест, потому что Порошенко реальный лидер оппозиции. В последний месяц рейтинг его партии уже выше рейтинга партии Зеленского. На выборах 2019 года Зеленский взял 242 места из 450, сейчас он их уже не может взять, а до начала новой избирательной кампании осталось меньше года. Мы это хорошо понимаем и считаем, что мы эту атаку отобьем.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari