Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD62.40
  • EUR64.94
  • OIL112.22
Поддержите нас English
  • 787
Новости

Закрытие архивов, преследование сотрудников, ликвидация. Как избавляются от «Мемориала»

Верховный суд отложил до 28 декабря рассмотрение иска Генеральной прокуратуры о ликвидации международного общества «Мемориал», которое признано в России «иностранным агентом». Власти добиваются ликвидации организации, поскольку считают, что она «неоднократно и грубо» нарушала российские законы.

Это один из многочисленных случаев преследования «Мемориала» в России. The Insider рассказывает о других репрессиях в отношении организации и ее сотрудников.

Суд над международным историко-просветительским обществом «Мемориал»

Иск о ликвидации «Международного Мемориала» Генпрокуратура подала в Верховный суд в конце ноября. По мнению ведомства, организация систематически нарушала закон об «иностранных агентах», а именно не ставила соответствующую маркировку на материалы.

Всего в иске перечислено 20 административных нарушений, общая сумма штрафов за них превышает 4,5 млн рублей. Кроме того, в иске Генпрокуратуры говорится, что «Международный Мемориал» отсутствием маркировки своих публикаций нарушал Европейскую конвенцию по правам человека и конвенции ООН, в частности, статью 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Сами правозащитники признают, что на некоторых материалах маркировки отсутствовали, но утверждают, что нарушения не были систематическими, а сама организация не отказывалась маркировать свои публикации и после уплаты штрафов, но продолжала выпускать материалы без маркировки. Кроме того, в деле нет потерпевших или установленного вреда.

Старший юрист правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова сравнивает наказание ликвидацией за такие формальные нарушения с 20-летним тюремным сроком за переход дороги в неположенном месте. По ее словам, и в постановлении пленума Верховного суда РФ, в документах ПАСЕ и Комитетов ООН говорится, что ликвидация НКО должна применяться лишь в качестве последнего средства, когда допущенные организацией нарушения исправить невозможно.

В целом «Международный Мемориал» считает иск Генпрокуратуры о ликвидации политическим решением.

В процессе участвуют четыре прокурора, старший из которых - заместитель начальника управления Генпрокуратуры Алексей Жафяров. Судьей выступает Алла Назарова.

Суд над российским правозащитным центром «Мемориал»

Предмет иска к российскому «Мемориалу» тот же, что и к международному - ликвидация организации. Разница лишь в том, что иск о ликвидации правозащитного центра подан прокуратурой Москвы и в Мосгорсуд. «Организация демонстрирует устойчивое пренебрежение законом, не обеспечивает публичности своей деятельности, препятствует должному общественному контролю за ней, чем грубо нарушает права граждан, в том числе на достоверную информацию о его деятельности», - заявляет прокуратура.

В иске московской прокуратуры говорится, что организация неоднократно привлекалась к административной ответственности за то, что публиковала материалы в своих соцсетях без маркировки о статусе «иностранного агента». Там перечисляются восемь административных протоколов о таких нарушениях в 2019 году, общая сумма штрафов за них составила 1,6 млн рублей.

Кроме того, российский «Мемориал» обвиняют в «оправдании деятельности участников международных экстремистских и террористических организаций». Прокуроры провели лингвистическую экспертизу материалов правозащитного центра о свидетелях Иеговы, движении «Артподготовка» и организации «Хизб ут-Тахрир». Члены этих движений преследуются в России, а «Мемориал» считает, что уголовные дела против них носят неправовой и политический характер. Прокуратура увидела в этом оправдание экстремизма и терроризма.

Таким образом, прокуратура настаивает, что правозащитный центр грубо и неоднократно нарушал Конституцию России и ее федеральные законы. Прокуратура просит суд ликвидировать правозащитный «Мемориал» и все его структурные подразделения.

Дело в Мосгорсуде рассматривает судья Михаил Казаков.

Суды за открытие архивов

В начале декабря Верховный суд России признал законным президентский указ, на основании которого была засекречена информация о сотрудниках НКВД, причастных к репрессиям. Такое решение ВС вынес после рассмотрения иска историка Сергея Прудовского. Ученый, занимающийся массовыми репрессиями против бывших служащих Китайско-Восточной железной дороги, просил признать незаконными положения указа № 1203 «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» от 30.11.1995 года. Историк отмечал, что президентский указ составлен так, что позволяет отнести работников НКВД к сотрудникам контрразведки, чьи личные данные не подлежат разглашению.

На основании этого указа управления ФСБ по Ивановской и Тульской области отказались предоставить Сергею Прудовскому доступ к архивам НКВД за 1937–1938 годы. Они заявили, что раскрытие имен сотрудников может «повлечь разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды».

Прудовский добивался раскрытия имен сотрудников НКВД, причастных к делу Татьяны Кулик, которую в 1937 году расстреляли как «японскую шпионку». Кулик была реабилитирована посмертно. У адвоката Марины Агальцовой в суде было два главных аргумента. Во-первых, по закону о гостайне, преступления госслужащих засекречивать нельзя. Во-вторых, в законе о реабилитации сказано: государство осуждает террор.

Президента в Верховном суде представляли сотрудники ФСБ. По их словам, отмена положений указа ставит под угрозу обороноспособность страны. А раз сотрудники НКВД не были осуждены судом, значит, нет доказательств, что они работали незаконно.

Суды за право репрессированных на возвращение домой

В начале ноября Верховный суд России отказался принять коллективный иск к Госдуме «детей ГУЛАГа», которых представлял «Мемориал». Дело вернули в канцелярию суда без указания причины.

Дети жертв советских репрессий подали коллективный иск к парламенту, потребовав признать незаконным его бездействие. Госдума не исполняет решение Конституционного суда, по которому дети репрессированных, родившиеся в лагере или ссылке, имеют право получить жилье там, где семья жила на момент репрессий.

К иску присоединились 23 человека в возрасте от 64 до 89 лет, еще один 74-летний истец умер незадолго до подачи документа. В иске указывается, что бездействие Госдумы по исполнению решения КС препятствует возвращению людей на прежнее место жительства и получению там жилья. Граждане добиваются возвращения в Москву, Петербург, Орловскую и Ростовскую области, Краснодарский и Ставропольский края, а также Крым.

Еще в 1991 году в России приняли закон «О реабилитации жертв политических репрессий», закрепивший за репрессированными и их детьми право на первоочередное получение жилья в тех городах, где они жили до репрессий. В 2004 году регионам дали право устанавливать дополнительные ограничения при предоставлении жилья для пострадавших от репрессий. Так, в Москве «детей ГУЛАГа» ставят в общую очередь со средней продолжительностью 25 лет.

В декабре 2019 года на сторону трех пожилых женщин, которые добивались возмещения жилья в Москве, встал Конституционный суд. Он потребовал внести необходимые изменения в законодательство. Летом 2020 года правительство внесло в Госдуму законопроект о сохранении полномочий регионов в вопросе выделения жилья. На практике это означало, что дети репрессированных все равно попадут в общую очередь.

Дело в ЕСПЧ об отмене закона об «иностранных агентах»

В Европейском суде по правам человека ожидает рассмотрения иск «Мемориала», в котором правозащитная организация требует признать незаконным сам российский закон об «иностранных агентах». По мнению организации, он нарушает Европейскую конвенцию о правах человека. Ответчиком от имени России выступает Генпрокуратура, которой Владимир Путин передал функцию представлять Россию в международных судах.

В середине ноября Генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич заявила, что Российская Федерация не отреагировала на неоднократные призывы Совета Европы отменить закон об «иностранных агентах». По ее словам, ликвидация «Мемориала» нанесет «разрушительный удар по гражданскому обществу».

Преследование сотрудников «Мемориала»

В августе Европейский суд по правам человека признал, что российские власти нарушили статью о праве на жизнь в деле об убийстве правозащитницы Натальи Эстемировой в 2009 году. Суд признал отсутствие эффективного расследования, но счел недоказанной вину государства в преступлении. По решению ЕСПЧ Россия должна выплатить сестре убитой 20 тысяч евро.

Наталья Эстемирова работала в правозащитном центре «Мемориал» и расследовала дела о похищениях людей, пытках и внесудебных казнях в Чечне. Она была похищена возле своего дома в Грозном 15 июля 2009 года. В тот же день ее коллеги из «Мемориала» сообщили о похищении в МВД Чечни и прокуратуру. Правозащитники нашли свидетелей, которые видели, как Эстемирову заталкивали в белую «Ладу» модели ВАЗ-2107. Вечером того же дня тело правозащитницы с огнестрельными ранениями было найдено в окрестностях села Гази-Юрт Назрановского района Ингушетии, рядом с федеральной трассой «Кавказ».

В 2017 году ЕСПЧ признал ответственность российских властей за похищение в 2007 году в Ингушетии председателя «Мемориала» Олега Орлова, который приехал в Назрань для освещения протестных акций против действий силовиков. ЕСПЧ присудил заявителям компенсацию более 82 тысяч евро за бесчеловечное обращение и отсутствие расследования преступления, незаконное лишение свободы и нарушение права на защиту собственности.

В июне этого года Орлов пожаловался в ЕСПЧ на угрозы со стороны главы Чечни Рамзана Кадырова. Кадыров неоднократно призывал убивать, сажать и пугать за оскорбление чести в интернете. «Тех, кто нарушает согласие между людьми, занимается сплетнями, раздорами, если мы не остановим их, убивая, сажая, пугая, ничего не получится», — заявлял Кадыров. По его словам, нельзя «оставлять человека, оскорбляющего честь, даже если «весь мир сгорит синим пламенем, законы всех стран будут нарушены».

На данный момент в судах Чечни проходит разбирательство по поводу отказа СК проводить проверку слов Кадырова о необходимости убивать тех, кто пишет «сплетни в интернете».

В 2018 году в Чечне прошел суд над главой грозненского отделения «Мемориала» Оюбом Титиевым. Его обвинили в хранении наркотиков. Титиев вину не признал и утверждал, что наркотики ему подбросили силовики. 18 марта 2019 года Шалинский городской суд Чечни приговорил его к четырём годам лишения свободы, в июне 2019 года он был освобожден условно-досрочно. В 2018 году в здании «Мемориала» в Назрани произошел пожар. Правозащитники были уверены, что их офис подожгли, и связывали это с задержанием Титиева.

В 2020 году Верховный суд Карелии приговорил главу местного отделения «Мемориала» Юрия Дмитриева к 13 годам колонии строго режима. Его признали виновным в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетней приемной дочери. Дмитриев вину не признал, его защита продолжает обжаловать приговор. Дело Дмитриева по другим статьям вернули на новое рассмотрение, которое сейчас продолжается в Петрозаводске.

Как писало издание «Проект», за преследованием Дмитриева может стоять помощник президента и бывший генерал ФСБ Анатолий Серышев, у которого могут быть личные счеты с историком. В 2011 году Серышев возглавил ФСБ Карелии, где боролся с «инакомыслием» в то время, пока Дмитриев критиковал политику России и одновременно занимался поиском захоронений жертв сталинских репрессий в Сандармохе. Именно в те годы, когда Серышев возглавлял карельское ФСБ, началось преследование Дмитриева.


К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari