Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.74
  • EUR83.24
  • OIL69.98
English
  • 1886
Новости

«Прецедент со «скифским золотом» повлияет на культурный обмен во всем мире» — куратор выставки

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин поручил начать проверку «по факту невозвращения» экспонатов выставки крымского «скифского золота», которые остаются в Нидерландах. Решение суда Амстердама о возвращении коллекции Украине - первый случай, когда после заключения прямых договоров между музеями предметы не были возвращены в силу изменившихся политических обстоятельств. Судья Паулина Хофмейер-Рюттен указала, что музейные ценности «являются частью культурного наследия Украины» и «должны быть переданы украинской стороне». По ее словам, решение может быть обжаловано в Верховном суде Нидерландов. Разбирательство длится уже семь лет.

Доцент ВШЭ Валентина Мордвинцева, которая лично обнаружила многие экспонаты и курировала выставку, рассказала The Insider, как коллекция оказалась в Амстердаме и как прецедентное решение суда повлияет на культурный обмен между разными странами.

В результате передачи экспонатов выставки государству Украина крымские музеи лишаются артефактов разной степени значимости. Они лишаются части своих коллекций, а некоторые из них были постоянно в экспозиции. Более того, для некоторых из них это просто символы городов, например, как Змееногая богиня, которая хранилась в Керчи. Это символ города, она есть на марках, открытках.

Вещи в коллекции так называемого «скифского золота» обнаружены в разное время, начиная с 19 века. Часть – в советское время. Большинство происходят из новейших раскопок, после 1991 года. Еще живы многие из ученых, которые раскопали эти вещи. Некоторые из комплексов не опубликованы и не исследованы в полном объеме. Публикация — это одно, а обобщение — это другое. Всем этим занимаются в основном ученые из Крыма и те, которые исследуют Крым.

И они в большинстве своем в Крыму и находятся. Это означает, что для них в принципе будет усложнен доступ к этим коллекциям. Сейчас еще и из-за ковида все эти передвижения затруднены.

В свою очередь музеи Украины получат вещи, многие из которых будут без паспорта. Что касается вещей, раскопанных в новейшее время, я думаю, что не все отчеты есть в Киеве. Карточки, которые составляются в музее на каждый предмет — у меня такое чувство, что они не будут предоставлены. То есть многие из вещей станут беспаспортными. Это как со случайными находками. Мы понимаем, что это за вещь, но для науки вещь без контекста теряет больше половины своего значения. Я думаю, что они будут сразу выставлены где-нибудь вроде Мистецького Арсенала (крупнейшая выставочная площадка в Киеве). Я не исключаю и того, что это может быть какая-то постоянная экспозиция.

В целом если спросить человека на улице в Германии или Голландии, кому надо отдавать коллекцию, то они ответят: «Конечно, Украине». В то же время нельзя забывать, что это легальный кейс. Это первый случай, когда после заключения прямых договоров между музеями предметы не были возвращены из двери в дверь в силу изменившихся политических обстоятельств.

В мире есть не только проблема Украины с Крымом, есть проблема Барселона-Мадрид и куча других. Вещь возвращается в страну, территории которой они принадлежали. Это прецедент, который будет в дальнейшем означать, что многие музеи некоторых территорий будут серьезно задумываться о том, чтобы отдать свои экспонаты. Это ограничит культурный обмен как минимум.

В основном есть два законодательства, которые в равной мере могли бы быть применены к этому случаю: одно законодательство опирается на статью ЮНЕСКО. Это касается предметов, нелегально попавших на территорию некоего государства. Задача адвокатов с украинской стороны была бы доказать или утверждать, что вещи находятся в Амстердаме нелегально.

Другой вариант, в результате чего был выигран один из судов — там утверждалось, что вещи находятся в стране легально, потому что есть прямые договоры между музеями. И тут пошла опора на музейное законодательство. Есть несколько типов международных законодательств — музейное и статья ЮНЕСКО.

Согласно музейному законодательству вещи должны быть возвращены туда, где находится культурный регион происхождения вещей. Большинство музейных законодательств разных стран основано на этой позиции. Из-за этого многие страны типа Египта, Ирака требуют возвращения культурных ценностей Месопотамии.

Здесь же было отдано предпочтение статье закона ЮНЕСКО о нелегально находящихся на территории некоего государства предметов. Они должны быть возвращены на территорию государства происхождения, в данном случае — в Украину.

У меня даже были идеи в минуты уныния, что хорошо было бы, если бы выставка кочевала, пока политический вопрос не решится, как сокровище Тилля-тепе из Афганистана, и собирала деньги для музеев. Тем самым политический вопрос отодвигался бы. Возможно, это было бы идеальным разрешением ситуации.

Эта выставка вообще получилась из-за того, что я искала способ реставрации уникальных китайских шкатулок, происходящих из Усть-Альминского могильника в юго-западном Крыму. Долгое время мы искали людей, которым можно на реставрацию их отдать. В итоге нас познакомили в Кёльне с Масако Шоно, музейным сотрудником, японкой по происхождению. Мы организовали японский грант, отвезли туда органические остатки, из которых за четыре года сделали экспонаты международного уровня. Японцы отдавали нам назад и плакали — «Пожалуйста, для них климатические витрины организуйте». А как это организовать?

Мы сначала планировали выставку в Японии, но там шарахнуло цунами, и это стало невозможным. У меня были контакты в Германии, и я через них начала организацию выставки. Идея выставки была сформулирована под эти шкатулки. Представьте, где Крым, а где Китай? Крым, как немцы говорят, — это Drehscheibe, пересечение миров. Крым — это самая северо-восточная часть Средиземноморского бассейна и западная оконечность степного пояса Евразии. Там пересекались самые разные торговые и культурные пути. Вот идея выставки. Она была ограничена по времени и пространству.

Крым хоть и маленький, но очень вместительный, куча разных культурных групп, в частности греки, представленные через полис Херсонес на западе и Боспорское царство на востоке. Между ними разные варвары. И все это громко заканчивается великим переселением народов. Вот такая картина маслом. Все это мы показывали через конкретные комплексы с контекстами, и это было новым. Крым, в таком объеме, никогда не был представлен на зарубежных выставках.

Выставка предусматривалась для показа в двух музеях — в музее земли Рейн-Вестфалия в Бонне и в музее Аллард-Пирсона в Амстердаме. В Бонне все прошло с блеском, каталог был весь раскуплен, пользовался большой популярностью. В Амстердаме мы открылись в феврале 2014 года, вовсю шел Майдан и вскоре начались события. Весной 2014 года стало известно, что Украина заявила свои права на предметы выставки. То же самое сделали крымские музеи.

Аллард-Пирсон музей в Амстердаме оказался перед сложным выбором – государственная гарантия Нидерландов государству Украина предполагала передачу вещей в Киев. В то же время, между ним и крымскими музеями были заключены прямые договоры. Для разрешения этого спора было решено обратиться в суд, который должен был, согласно договорам, судить согласно украинскому законодательству. С тех пор музей Аллард-Пирсона каждый день платит за эти предметы страховку. К слову, китайские шкатулки в прекрасных климатических условиях хранятся.

В Голландии об этом процессе сняли документальный фильм, который покажут 20 ноября 2021 года на фестивале документального кино в Амстердаме. Интерес к этому процессу не случаен. Кейс с выставкой — это зеркало того, что в мире сейчас происходит. С этой точки зрения он никогда не будет забыт.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari