Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD71.24
  • EUR82.73
  • OIL84.88
English
  • 7531
Новости

«Нобелевка раздора»: как на присуждение премии Муратову отреагировали в России

Нобелевская премия мира за 2021 год присуждена главному редактору «Новой газеты» Дмитрию Муратову и американо-филиппинской журналистке Марии Ресса «за усилия по сохранению свободы выражения мнений, являющейся обязательным условием для демократии и мира». Решение Нобелевского комитета вызвало неоднозначную реакцию российских журналистов и общественных деятелей. Некоторые из них увидели в нем желание «не злить» Кремль или даже коррупционную подоплеку. После объявления победителей среди номинантов на Нобелевскую премию мира российские власти в тот же день добавили еще 9 журналистов и три организации в список СМИ-«иноагентов».

Украинский режиссер и бывший политзаключенный Олег Сенцов: «Поздравляю Дмитрия Муратова, главного редактора «Новой газеты», наверное последнего российского независимого издания, с получением Нобелевской премии мира!»

Политолог и журналист Кирилл Рогов: «Я был бы очень рад, если бы премия была присуждена Алексею Навальному, который в значительной мере выглядит сегодня политиком года в мире. Но я бы не упрощал так интерпретации логик Нобелевского комитета. Российская диктатура отнюдь не относится к группе наиболее репрессивных, а острота политического конфликта в стране, в общем, тоже выглядит достаточно умеренной. Дело не в том, что Навальный не Валенса, а в том, что за ним не стоит чего-то соизмеримого с «Солидарностью».

И уж совсем неправильным кажется мне противопоставление Навального и Муратова. Я хочу напомнить даже не о той роли, которую «Новая газета» играет в российской журналистике, а о той роли, которую она играет в борьбе с насилием на Северном Кавказе и в российских колониях и тюрьмах. Мне кажется, что именно эти аспекты и были главными для комитета. Равно как и впечатляющий список журналистов газеты, убитых за свою работу. Это немного другая премия немного про другое, нежели ждали в России, но тем не менее отнюдь не менее важное.

Эта премия в известном смысле компромисс. Я ничего не знаю о том, стояли ли за этим компромиссом какие-то закулисные соображения, но я вижу в этом компромиссе содержание и логику. Я сожалею, что премию не дали Навальному, но я искренне радуюсь тому, что ее дали Муратову. И это одна и та же война».

Журналистка и правозащитница Зоя Светова: «Премия, которая дается Муратову, она дается и «Новой газете» и в лице «Новой газеты» она дается всей свободной и независимой журналистике, которую сегодня у нас уничтожают. Поэтому, мне кажется, что это очень важно, что на Западе это заметили, что на Западе это поняли и, что присуждением этой премии, они дают понять и Владимиру Путину, и Кремлю, и вообще российской власти, что они знают, что происходит в России и что в России уничтожают журналистику и журналистика становится запрещенной профессией. И они с этим не согласны.

Наверное, нам кажется, что было бы справедливым, если бы Нобелевскую премию мира дали Навальному или Светлане Тихановской или Марии Колесниковой. И Навальный, и Колесникова это политические заключенные. Очень хорошо об этом написал Кирилл Рогов, он написал, что вероятно на Западе считают, что в России еще не такая ситуация, когда нужно давать Нобелевскую премию мира политическому заключенному. Я, к сожалению, вынуждена констатировать, что такие времена постепенно настают, и вполне возможно, что в ближайшее время премию мира дадут и Алексею Навальному, если он будет продолжать сидеть в российской тюрьме и получит еще больший срок, нежели он сейчас получил. Я думаю, что у них такая логика у этого жюри. Не сиюминутная. Потому что дать премию Навальному, это такое сиюминутное было бы, здесь и сейчас. А дать премию Дмитрию Муратову это своего рода символическая премия».

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: «Мы можем поздравить Дмитрия Муратова, он последовательно работает по своим идеалам, он привержен своим идеалам. Он талантлив, он смел. Конечно, это высокая оценка. Мы его поздравляем».

Гендиректор МИА «Россия сегодня», телепропагандист Дмитрий Киселев: «Нобелевская премия мира - одна из самых спорных номинаций в Нобелевском комитете. Такие решения девальвируют саму премию, трудно на нее уже ориентироваться».

Журналистка, исполнительный директор движения «Русь сидящая» Ольга Романова: «Если б я была Нобелевским комитетом, я бы дала в этом году премию Навальному. Потому что хороша ложка к обеду, дорого яичко ко Христову дню, и награждать надо сейчас, а не потом, когда забудется идиотский казус с Amnesty International. Если б я была Нобелевским комитетом, я бы наградила Муратова давным-давно. Но и сейчас тоже хорошо. Он многое делал, делает и еще больше сделает сейчас, обладая этим статусом, в том числе и для Навального.

Нобелевская премия мира - это всегда про политику. Зассали дать Навальному - это плохо. Дали Муратову - это хорошо. А еще прикольно, что теперь в одной редакции два лауреата Нобелевской премии мира - Горбачев (Наблюдательный совет «Новой») и Муратов.

Не придушат «Новую». Во всяком случае, будет сложнее - и Кадырову, и НОДовцам, и всякой нечисти. А Навальный должен быть свободен. Как и все политзаключенные».

Журналистка «Новой газеты» Елена Милашина: «Ого! Тут вот такое прочитала: «Муратов не поддерживает нынешнюю власть, но при этом он и его издание не подверглись жестким репрессиям (хотя множество журналистов «Новой» были убиты, скажем так, при подозрительных обстоятельствах)...» Сильно, однако... Хочется предложить автору и другим: а слабо в командировку в Чечню? Там как раз скоро парочка судебных процессов начнется важных. Ну заодно и спросим, например, у Магомеда Даудова, что в его понимании «жесткие репрессии»?

Главный редактор сайта Carnegie.ru Александр Баунов: «Многие недооценивают насколько для современных западных институций токсична националистическая тема. Вроде бы когда это было, но западные собеседники годы спустя продолжают спрашивать про национализм Навального. В каком-то смысле националистом можно побывать один раз. Это не мешает поддержке, сочувствию, многочисленным наградам, но для награды с гуманистическим посланием, претендующей на то чтобы задавать глобальную систему координат, может стать непреодолимым препятствием. К тому же Навальный действующий, борющийся и довольно молодой политик, трудно предсказать, каким инструментарием он воспользуется, а Нобелевский комитет уже отметился нескольким поспешными решениями. В случае чего, наградить его еще есть шанс. Нобелевская премия вообще не для поощрения молодых, а для увековечения заслуг. «Новая газета» в этом отношении устоявшийся, равный себе институт, со своим кредо, стабильным образом действий и стилем, проверенным в разных условиях, а юбилей убийства Анны Политковской напомнил об этом институте».

Писатель и журналист Михаил Зыгарь: «Муратов - нобелевский лауреат» - для меня это формула счастья. Одно это предложение делает меня счастливым. Все, кто знаком с Димой, знают, что он невероятно добрый, простой, открытый человек. Он лучший символ российской качественной журналистики. Сегодня все честные журналисты в России (да и в мире тоже), вполне могут сказать «Я/МЫ - Дмитрий Муратов», потому что вместе с Димой, конечно, награждают и их. Анну Политковскую, которую убили 15 лет назад. Всю редакцию «Новой газеты». Всех новоявленных иностранных агентов, которые продолжают работать журналистами во что бы то ни стало. Редакции «Дождя», «Медузы», «Важных историй», «Медиазоны» (вы в курсе, все они выполняют эти самые функции иноагентов) - и все они получили сегодня Нобелевскую премию. Ребята, всех с премией. Дима заслужил и все заслужили».

Руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков: «Сегодня журналистика в России самая преследуемая властями профессия. Нобеля получила именно она, уничтожаемая властями российская журналистика, безнаказанно убиваемая, блокируемая, объявляемая нежелательной, стигматизируемая клеймом иностранных агентов, задавленная уголовными делами, разоряемая штрафами и рейдерскими захватами. Это линия прямого противостояния сегодня. Всегда всеми силами будем защищать журналистов и свободу слова».

Экономист, профессор Чикагского университета Константин Сонин: «В первый раз верю в то, что решение о Нобелевской премии мира не просто глупое, а коррумпированное. Не знаю, но верю. Премии мира бывали странными и раньше - и когда их давали бывшим террористам, и провалившимся политикам, и не пойми кому, и кому-то заслуживающему, но не за то. Тот же президент Обама заслужил бы премию за преодоление расовых барьеров, действительно революционное, но ему дали, почему-то, за «вклад в дело мира», это в первый год президентства после короткой сенатской карьеры.

Если бы дали премию «Новой газете» как организации, это еще можно было бы понять. Я бы не дал, но понял. Но Дмитрий Муратов фигура совершенно неподходящего масштаба - слава «Новой газеты» связана с другими людьми, другого масштаба. (Full disclosure: у меня есть небольшой личный счет с редактором газеты, который публиковал в ней материалы с моей фамилией с маленькой буквы. Впрочем, потом он типа извинился, сказав, что это было навязано хозяином газеты Лебедевым. Ну, я притворился что понял.)

Если кто-то придумал этот план - дать премию лояльному человеку из России, чтобы не дай Бог не дали премию Навальному или кому-то из политзаключенных или политэмигрантов - это дьявольски изощренный удар по нашей стране, настоящему и будущему. Если кто-то организовал это как «компромисс» - ну, типа, позаботимся об этих русских, но не будем дразнить гусей - что ж, это будет поглупее предыдущего».

Политик, лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский: «О заслугах Дмитрия Муратова в нашей стране известно не многим. Но теперь о них узнают — и не только в России, но и во всем мире. Главный редактор «Новой газеты» удостоен Нобелевской премии мира. Муратов стал третьим получившим эту награду в нашей стране после Сахарова и Горбачева. И это очень справедливо.

Это Муратов сохранил «Новую» как последний бастион честной журналистики в России. Это Муратов уже много лет спасает журналистов от смертельных угроз. Это Муратов буквально своими руками, постоянно рискуя жизнью, защищает свободу слова в нашей стране.

Поздравляю Дмитрия Андреевича с заслуженной наградой!

P. S. И, конечно, очень приятно, что нобелевский лауреат 2021 года Дмитрий Муратов — давний член партии «Яблоко».

Политолог Федор Крашенинников: «В России царит свобода. Беспощадный расследователь и редактор самой оппозиционной газеты спокойно живет в Москве. Слухи о преследовании независимых СМИ и критиков власти сильно преувеличены. Главная проблема России - московская интеллигенция голосует за сталинистов, как сообщил нам г-н Муратов в своей недавней колонке. Такие выводы следуют из решения Нобелевского комитета.

P.S. А самое главное - в обозримом будущем никакой Нобелевской премии никто из России не получит. Большой успех Кремля, надо сказать».

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов: «Отдельный пост для мудаков. Дмитрий Муратов никогда не поддерживал электронное голосование, свирепо ругался со мной из-за него, «Новая газета» яростно критиковала ДЭГ. Но для него несправедливость - всегда цель для удара. Так он поступал всегда и во всем.

Я надеюсь, что Алексей Навальный поздравит Дмитрий Муратова с Нобелевской премией мира. И этим заткнет рот придуркам, которые тявкают на главного редактора великолепной «Новой газеты».

Поэт Андрей Орлов:

Муратов теперь - агент иностранный!

Курантами новости про́били:

Живёт не трудом, а подачками сраными

Премии имени Нобеля.

__________________________________________________________________________________________________

Писатель Борис Минаев специально для The Insider:

«Муратов представляет собой тот редкий тип русского человека, который я очень люблю – это именно тот русский человек, у которого все, блин, получается хорошо. Такие люди и сегодня, конечно, имеются в нашей непростой реальности, но это в основном молодежь, воспитанная на рыночной экономике, и они хорошо делают в основном какой-то бизнес, хотя и не только. Но откуда у редактора отдела комсомольской жизни, а потом отдела новостей «Комсомольской правды» – эта способность? Откуда этот купеческий талант организовать дело так, что оно получает огромную внутреннюю тягу, и идет дальше уже практически само? Откуда у моего ровесника, выросшего при Брежневе и Хрущеве, смотревшего по телику Олимпиаду 1980 года, это ясное понимание – как и с кем можно, а как и с кем нельзя иметь дело? Откуда у Димы эта четкая ясность в построении системы, в большом смысле этого простого слова? Нет, не менеджер и не предприниматель – а именно строитель газеты как института, откуда у него этот талант, тем более удивительный, что с властью – что в 90-е, что в нулевые, и уж тем более сейчас, всегда был на ножах, практически?

Но самое главное – это не то, что Муратов построил новую («Новую») газету, а то, что при этом сохранил старый формат популярной бумажный газеты для интеллигенции. Ведь пока он ее строил, умерли практически все подобные издания (хотя формально некоторые еще живы): умерла «Литературка», умерли «Известия», «Общая», умер «Огонек», умерла (как газета для интеллигенции) «Комсомолка», да и многие другие. Но все эти духи, привидения вдруг неожиданно воскресли и воплотились в одном издании.

При том, газета все время все эти тридцать лет разрасталась, переживая все кризисы, которые были свойственны и другим СМИ – но сейчас это огромное многоцелевое и сложное сооружение, с десятками корреспондентов, большими службами, новыми нишами (включая очень востребованный сайт и ютуб канал).

И находились люди, которые поддерживали (кто тайно, кто явно), и находились экономические способы, и росла аудитория.

У меня, честно говоря, своя версия и она проста: бескомпромиссность рождает репутацию. А репутация дорогая вещь. Она ценится во всех слоях общества, включая самые неожиданные.

Словом, люблю Муратова еще и за то, что он – успешный и талантливый русский человек, который опровергает модную ныне теорию об антропологическом упадке и генетическом оскудении нашего народа.

Ну и, может быть, самая важная для меня, в принципе тема – о том, как Муратов помогает людям. Помогает многим. Больным, страдающим, попавшим в беду, невинно осужденным, помогает в больнице и тюрьме. Десяткам и сотням. Своим и чужим, любым. Помогает не только публикациями «Новой», но и сам, лично. Для этого не жалеет ничего – ни времени, ни сил, ни связей, ни, я не знаю, как сказать, морального ресурса. Мне кажется, в этом смысле он хороший ученик многих журналистов прежней, советской эпохи, для которых это был закон - Муратов, пожалуй, один последних носителей этого принципа, этой добродетели журналиста – использовать свое положение для того, чтобы делать добрые дела. Конечно, его коллеги по газете могли бы привести десятки и сотни примеров на эту тему – я всего лишь один кейс, который мы с ним разбирали вместе. И на тему этого кейса много у меня подробностей, довольно ярких, но я их приводить здесь не считаю возможным, по ряду моральных причин.

Муратов — один последних носителей добродетели журналиста – использовать свое положение для того, чтобы делать добрые дела

Вот еще одна картинка в памяти стоит – Марш матерей, в поддержку девочек, пострадавших по делу «Нового величия». Ну, так уж получилось, что практически все женщины из редакции «Новой газеты» были на этом марше, хотя лил проливной дождь. Но колонна благополучно дошла до здания Верховного суда, доставила петицию, повесила плюшевых мишек на гигантские эти двери. Хотя митинг был несанкционированным и повернуться могло как угодно. И Муратов с облегчением сказал: ну все, девчонки, уходим! Почему-то вот стоит эта картинка у меня в памяти.

Когда заходишь в его кабинет, первое, что бросается в глаза – клюшки с автографами. Первую клюшку с автографом хоккеиста Мальцева Муратов путем долгой переписки с отделом спорта «Комсомольской правды» выцыганил еще будучи 14-летним пацаном, живя при этом в Куйбышеве, нынешней Самаре. Сейчас коллекция разрослась, тут и наши и энхээловцы. Для меня это такой хороший маркер, во-первых, того, что является главным движителем этой души – некий восторг, очарование жизнью, преклонение перед чем-то, что является тебе во всей своей мощи еще в детстве, то есть перед умом, талантом, гением, это такая хорошая черта – умение очаровываться. Ну и вторых, это маркер того, что Муратов – парень из нашего двора, в широком смысле этого слова, не сноб и не зануда, он человек своего времени, своего поколения, свой эпохи, что очень важно в его случае.

Все прекрасно понимают, за что он получил сегодня Нобелевскую премию (верней, разделил ее с журналистской из Филлипин). И те, кто доволен решением Нобелевского комитета, и те, кто им разочарован. Но и тем и другим совершенно ясно: получил он ее за то, что именно там, в Потаповском переулке, работали расстрелянные, убитые на этой невидимой войне правды и лжи люди – Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Анастасия Бабурова. И это лишь три имени, а за ними – целая череда страшных покушений, десятки и сотни попыток угроз, давления, попыток затоптать и стереть в порошок «Новую газету» со стороны сильных мира сего. Но – не получилось у них. Нет, не получилось.

И здесь к радости, конечно, примешивается и горечь, страшная горечь и боль – все эти выдающиеся люди могли бы жить. Но да, им было где работать, и, да, газета не боялась печатать эти заметки. И, конечно, в Осло он скажет, он назовет и эти три фамилии, и многие другие – ведь, в конечном счете, это премия именно им.

Муратов получил премию и за невиданной смелости нынешние расследования, которые вряд ли могут позволить себе другие СМИ. И за то, что всегда был независим, как редактор, вот в этой нашей очень зависимой, детерминированной ужасом российской реальности. То есть и за личное свое мужество. И это наша общая победа и наша общая радость – всех, кто разделяет его взгляды на свободу слова. И вообще эти ценности.

Но помимо всего прочего, я рад и за него лично. Потому что, когда стоишь с ним – просто рядом, просто случайно встретившись, ты знаешь, что стоишь на правильной стороне».


К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari