Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD72.88
  • EUR85.49
  • OIL76.03
English
  • 25662
Новости

Государство отбирает порт Бронка у семьи экс-главы ФСО

Государство забирает петербургский порт Бронка, который принадлежит родственникам бывшего главы ФСО Евгения Мурова и бывшего замначальника петербургского ФСБ Николая Негодова. Никулинский районный суд Москвы решил, что деньги на портовый проект были получены путем «незаконного обогащения», передает Русская служба Би-Би-Си. Однако сами экс-силовики избежали уголовной ответственности, так как бывшие чиновники такого уровня обладают личным иммунитетом.

Идея строительства порта Бронка в районе города Ломоносов появилась еще в 1990-е годы. Он должен был стать альтернативой Большому порту в Петербурге, в котором не могли разгрузиться суда с большой осадкой. Сначала строительством были готовы заняться голландцы, и обсуждались планы превратить Бронку во «второй Роттердам», рассказывал один из петербургских архитекторов.

К созданию порта приступили в 2011 году. Инвестором выступил холдинг «Форум», собственником которого был Дмитрий Михальченко. Холдинг вложил в Бронку свыше 40 млрд рублей. Но реализовать проект помогло государство: за бюджетные деньги прорыли подходной канал (за 15 млрд рублей) и подключили порт к кольцевой автодороге (за 1 млрд).

Дмитрий Михальченко в 1990-х торговал мясом. Потом он познакомился в Петербурге с выходцами из органов госбезопасности, в том числе с заместителем главы управления ФСБ по Петербургу и Ленинградской области Николаем Негодовым.

Михальченко возглавил некоммерческую организацию «Управление делами регионального общественного фонда ФСБ», которое и учредило холдинг «Форум». А Негодов стал одним из его партнеров в структуре собственности «Форума». Холдингу постепенно стали принадлежать строительные компании, рестораны, бутики, а также прядильно-ниточный комбинат в центре Петербурга, на базе которого открылся «Единый центр документов». Он стал первым в городе местом, где можно без очередей получить государственные услуги.

Другим партнером Михальченко СМИ называли бывшего главу ФСО Евгения Мурова. Сам Михальченко эту информацию отрицал, но позже она подтвердилась косвенно: после ареста Михальченко в 2016 году по обвинению в хищениях и контрабанде активы бизнесмена перешли в руки двух семей — Негодова и Мурова. Среди этих активов оказался и порт Бронка.

В апреле 2021 года Генеральная прокуратура обратилась в Никулинский районный суд с иском о конфискации порта Бронка у текущих владельцев. Среди ответчиков есть лично Николай Негодов, но нет Евгения Мурова. Зато есть управляющая компания порта, которой владеют семьи обоих силовиков.

Надзорное ведомство считает, что собственных денег на такой крупный объект ни у Михальченко, ни у его партнеров и покровителей не было, и так называемые «частные инвестиции» — это средства, которые взяли из госконтрактов на реконструкцию объектов ФСО. Фактуру для иска прокуратура взяла из уголовных дел, возбужденных Следственным комитетом в отношении Михальченко и его топ-менеджеров.

Реконструкцией государственных резиденций занималось ФГУП «Атэкс», которое подчиняется ФСО. По версии прокуратуры, на рубеже нулевых и десятых годов Михальченко удалось назначить во ФГУП своих людей: директором «Атэкса» стал Андрей Каминов, его замом — Станислав Кюнер. Они до переезда в Москву работали в Петербурге в холдинге Михальченко.

«Установлено, что владелец АО «ХК «Форум» Михальченко имел взаимоотношения с руководством ФСО России и использовал их для систематического получения бюджетных средств от реализации государственных контрактов с целью обогащения себя, подконтрольных и связанных с ним лиц... В связи с этим он содействовал назначению на руководящие должности в ФГУП «Атэкс» ФСО РФ доверенных ему лиц и последующему исполнению ими служебных обязанностей в его интересах», — говорится в исковых документах, которые публиковала ранее «Фонтанка».

Станислав Кюнер, который ранее признал вину, в ходе судебного разбирательства указал, что вопрос его перевода в «Атэкс» Михальченко решал лично с тогдашним главой ФСО Евгением Муровым.

Госконтракты на 33 млрд рублей

Всего между «Атэксом» и структурами «Форума» было заключено с 2008 по 2014 год 23 госконтракта на общую сумму 33,1 млрд рублей. «Форум» провел реконструкцию нескольких резиденций Путина — «Горки-9», «Горки-10», «Ново-Огарево», «Бочаров ручей», а также Средних торговых рядов на Красной площади. Учитывая тесную связь между заказчиком и подрядчиком, сметы сознательно завышались, уверены в прокуратуре. 15% денег от каждого контракта с «Атэксом» должны были уходить на счета «Форума», полагают в надзорном ведомстве. Внутри холдинга эти средства назывались А-15, где А — это первая буква в названии «Атэкса», а число 15 — это проценты.

Кроме того, все субподрядчики якобы должны были платить за право работать на объектах. Размер этого своеобразного вознаграждения был плавающим, но тоже имел внутреннюю аббревиатуру — «ВЗДС», или «возврат денежных средств».

Правоохранительные органы, основываясь на данных Росфинмониторинга, проанализировали, как и куда уходили деньги. По их версии, часть А-15 и ВЗДС в конечном счете через сложные схемы шли на строительство порта в Бронке. Так, около 70 млн евро были выведены на офшор Виргинских островов, после чего эти деньги легли на счета их зарубежных компаний, а потом оказались в латвийском банке Trasta Кomercbanka. Этот банк в 2014 году дает кредит структуре Михальченко в 66 млн евро, которые и ложатся в основание уставного капитала Бронки. Причем банк так и не потребовал возвращения кредита.

Продажу порта и других активов «Форума» семьям Мурова и Негодова после ареста Михальченко в прокуратуре считают «притворной». Суд согласился с этими доводами и в июне постановил обратить порт в доход государства на основании 235-й статьи Гражданского кодекса (ГК) РФ — как имущество, «в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы» (цитата из решения Никулинского районного суда). Так, Негодов с 1977 по 2001 год «являлся военнослужащим, а после военным пенсионером, не располагавшим какими-либо значительными доходами».

Решение суда ответчики пытаются обжаловать.

Личный иммунитет для людей из «ближнего круга» президента

Бронка может стать крупнейшим активом, который российское государство когда-либо взыскивало у бывших силовиков. До семей Евгения Мурова и Николая Негодова рекордсменом был бывший полковник МВД Дмитрий Захарченко — у него и членов его семьи конфисковали имущество на сумму свыше 9 млрд рублей.

А экс-начальник управления «К» ФСБ Кирилл Черкалин и его семья лишились 6 млрд рублей.

Бронка, только по оценке прокуратуры, стоит свыше 13 млрд рублей. А Муров стоит выше Черкалина и Захарченко в государственной иерархии. Евгений Муров — выходец из петербургского управления госбезопасности и работал под началом Владимира Путина в ФСБ в Москве. Главой ФСО Муров стал через 11 дней после инаугурации Путина в 2000 году. На этой должности Евгений Муров проработал 16 лет.

В мае 2016 года президент РФ Владимир Путин уволил Мурова, которому на тот момент исполнилось уже 70 лет. Формальная причина отставки — возраст чиновника. Однако еще в конце марта 2016 года в Москве был задержан, а потом арестован Дмитрий Михальченко. 30 марта бизнесмену предъявили обвинение по делу о контрабанде алкоголя. За две недели до этого в Москве арестовали Дмитрия Сергеева — директора компании «Балтстрой», входящей в «Форум». Он проходил по делу о хищениях при реставрации исторических объектов по госконтрактам Минкультуры.​ Обвинение по делу было предъявлено заместителю главы Минкультуры Григорию Пирумову. По «делу Минкульта» был допрошен и Михальченко, сообщал РБК.

Примечательно и то, что активы у семьи Мурова изымаются не путем конфискации в рамках уголовного процесса, а в ходе гражданского судопроизводства. Этот механизм мог быть санкционирован «сверху», говорят информированные источники Би-Би-Си.

«Силовые ведомства в этой ситуации действуют «по уставу», с ведома «первого» [лица государства]», — пояснил один из собеседников. По его словам, лица из близкого окружения президента фактически обладают «иммунитетом» от уголовного преследования. Но это гарантирует им только личную свободу, а на имущество «невнятного» происхождения такой «иммунитет» не распространяется.

Прокуратура использовала гражданский правовой механизм, а не уголовный, чтобы не расширять перечень фигурантов дела Михальченко, считает гендиректор Центра «Трансперенси Интернешнл — Р» Илья Шуманов. «Тот факт, что генерал армии из ФСБ оказался бы фигурантом уголовного дела — это серьезные репутационные издержки для руководства страны, — считает он. — Мурова и так отправили в отставку, потому что, очевидно, на него упала тень дела Михальченко, но еще дальнейшее инициирование уголовных дел нецелесообразно, потому что это ближний круг президента».

Между тем управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай считает, что гражданский процесс прошел с серьезными нарушениями. По его словам, 235-я статья ГК РФ в принципе не может применяться к предпринимателям, даже если они связаны с чиновниками. Кроме того, «абсолютно незаконно использовать протоколы допросов из уголовного дела, которое еще рассматривается в суде».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari