Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.68
  • EUR90.54
  • OIL66.19
  • 450
Новости

«Поправки к закону о клевете затронут людей, занимающихся антикоррупционными расследованиями» — адвокат о законопроекте Верховного суда

Пленум Верховного суда России направил в Госдуму законопроект о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс. ВС предлагает изменить вид уголовного преследования за преступления, касающиеся домашнего насилия и клеветы. Сейчас статус частного обвинения позволяет закрывать такие дела в связи с примирением сторон, что, в свою очередь, не дает в предусмотренной Конституцией РФ и международным законодательством мере защищать права потерпевших. ВС предлагает перевести эти дела в категорию уголовных дел частно-публичного обвинения, которые прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. The Insider попросил центр «Насилию нет» и адвоката Дмитрия Захватова прокомментировать этот законопроект.

Дмитрий Захватов, адвокат

Пленум Верховного суда исходил из того, что в июле 2019 года было принято решение о постановлении ЕСПЧ по жалобе Володиной против Российской Федерации. Она жаловалась на нарушение РФ ст. 3 и ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, указывая на то, что преступления за побои и легкий вред здоровью отнесены к категории частного обвинения, поэтому государство фактически не участвует в защите людей, которые пострадали от такого рода преступлений. Европейский суд указал, что это неправильно: государство обязано гарантировать каждому человеку защиту от пыток. Происходит дискриминация, когда такие дела возбуждаются в суде исключительно по заявлению потерпевшего.

Фактически речь идет о ликвидации института частного обвинения. Конечно, с позицией, что необходимо сюда же отнести клевету, согласиться очень сложно. Дело в том, что всякая диффамация, то есть распространение порочащих сведений, включая такой вид диффамации, как клевета — это вообще очень частное дело. Если в первых двух случаях — побои и легкий вред — речь все-таки идет о насилии, то в случае с ч.1, 128, прим. 1 распространение клеветы может иметь разные последствия. Кто-то может оклеветать другого человека, а тот никак не обидится, и ему решать, идти ли с подачей заявления или нет. Традиционно защита от диффамации во всех странах считается частным делом. Сам объект диффамации, то есть потерпевшие, имеют возможность самостоятельно обратиться в суд, и государство тут совершенно не нужно.

С учетом возникшей в стране ситуации, в связи с абсурдным уголовным делом, которое было возбуждено в частном порядке против Навального о клевете на ветерана, я не исключаю, что будут возникать необоснованные уголовные преследования в отношении людей, которые проводят антикоррупционные расследования и выставляют их в интернете.

Что касается домашнего насилия — проблема в том, что таким способом мы проблему не решим. Ну, допустим, привлекут какого-то абьюзера к уголовной ответственности. Лишение свободы ему, скорее всего, не назначат. Он возвращается в квартиру к своей жертве и все повторяется заново, потому что невозможно заставить психопата штрафом, обязательными работами или условкой заставить вести себя прилично. Корни такой проблемы уходят дальше, чем просто страх перед уголовной ответственностью. Жертву необходимо от абьюзера отселять или наоборот. Тут возникает достаточно большое пространство для законодательного творчества. Если государство будет таким образом исполнять свои социальные обязательства в соответствии со ст. 7 Конституции, которая гласит, что РФ является социальным государством, то на реализацию такой реформы необходимо будет тратить серьезные средства из федерального бюджета. Такие инициативы были отклонены, к сожалению. К счастью, подобными инициативами занимаются сейчас частные лица. Существует большое количество различных убежищ и частных проектов для помощи жертвам домашнего насилия.


Центр «Насилию нет»

С одной стороны, мы поддерживаем идею такого законопроекта. Сейчас пострадавшие от насилия вынуждены самостоятельно доказывать, что они действительно пострадали. Это особенно непросто, если учесть, что человек и так в подавленном состоянии. Нередко женщина годами страдает не только от физического насилия, но и от психологического давления. Агрессор полностью подавляет ее волю, у нее нет ощущения контроля над своей жизнью, не говоря уже о том, что в отношениях может быть прямая угроза жизни. И в этом состоянии человек должен добиваться справедливости в полном одиночестве, собирать все подтверждающие документы, свидетельства насилия, справки из травмпункта.

Идея Верховного суда поместить дела, связанные с домашним насилием, в категорию уголовных дел частно-публичного обвинения, поможет хоть как-то защитить пострадавших, когда насилие уже свершилось. То есть государство, условно, будет обязано встать на сторону пострадавшей и помочь ей. Так должно происходить и сейчас, но не происходит.

Также частно-публичное обвинение не позволит прекращать дела в связи с примирением сторон. В некоторых ситуациях это правильно, потому что бывают случаи, когда женщине, например, угрожают убийством, если она не заберет заявление. А в случае частно-публичного обвинения это будет просто невозможно.

Так или иначе, самая большая законодательная проблема — отсутствие закона о домашнем насилии с эффективными механизмами предотвращения самого насилия, таких как охранный ордер. И, конечно, отсутствие понимания этой проблемы в самих правоохранительных органах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari