Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD72.50
  • EUR86.70
  • OIL73.46
  • 735
Новости

Политолог Александр Класковский: «Кремль хотел бы заменить Лукашенко, но пока доминирует солидарность авторитарных режимов»

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что «неоправданная жестокость силовиков в отношении протестующих в Белоруссии недопустима». При этом он добавил, что «нельзя абстрагироваться и от фактов провокаций в отношении правоохранителей, такие тоже имеют место». Независимый политический обозреватель, руководитель аналитических проектов БелаПАН Александр Класковский в разговоре с The Insider предположил, что это заявление вряд ли станет каким-то сигналом для белорусских властей, потому что режим Путина и режим Лукашенко - родственные и близкие друг другу. При этом, по мнению Класковского, спокойной жизни у Лукашенко больше не будет, Беларусь при его власти будет лихорадить.

Какое-то время назад Владимир Путин тоже затрагивал эту тему. Это было во время Валдайского форума, тогда он заметил, что если было неоправданное насилие в Беларуси, то те, кто это допустил, должны ответить. На эту фразу тогда обратили внимание только оппозиционеры и независимые обозреватели. Режим после этого, напротив, только усилил репрессии. Я думаю, то же можно сказать и о высказывании Пескова. Оно вообще хитро построено, потому что Кремль хочет продемонстрировать гуманизм. Не может же Песков сказать: «Правильно, пусть бьют. И чем сильнее, тем лучше». Это звучит жестоко и по-варварски. На одну доску ставится вот это средневековое насилие силовиков, пытки, которые они устраивают уже потом, когда хватают этих беззащитных людей и уже когда те в наручниках, избивают их до полусмерти в автозаках, отделениях милиции, в изоляторах временного содержания - и те единичные случаи, когда в порядке самообороны кто-то начинает отмахиваться, когда его метелят дубинками. Это якобы какие-то равнозначные факторы. Это совершенно не так. Огромная и мощная машина насилия работает против абсолютно мирных граждан, хотя белорусские власти пытаются утверждать о радикализации протестов.

Сегодня было очередное совещание у Александра Лукашенко, где он развивал эту тему, он даже сказал, что его политические противники готовят гражданскую войну, но это абсолютно высосанная из пальца история. Какая может быть гражданская война? Для этого стороны должны обладать каким-то равным количеством оружия и уровнем жестокости. Пока мы видим, что вооружена до зубов и проявляет немотивированную жестокость только одна сторона. Здесь никакого равенства, мол, есть действие и противодействие, нет в принципе. И здесь Песков лукавит, потому что, я думаю, ему прекрасно известна реальная обстановка, соотношение сил и намерений, что тоже важно. А вот такая амбивалентная формула — это прикрытие того, что де-факто Кремль поддерживает Лукашенко в его стремлении задушить протесты, поскольку и в Москве, и в белорусском руководстве их трактуют как попытку цветной революции. Это такой сленг тоталитарных режимов, которые хотят замаскировать истинные корни проблем, в данном случае белорусского политического кризиса.

Если возвращаться к сегодняшнему совещанию по внешней политике, которое провел Лукашенко, то там он говорил, что Беларусь сегодня стала объектом неприкрытой агрессии и пока не горячей войны. Диктаторские режимы не могут жить без образа врага, потому что вот этой суровой борьбой с врагом, внутренним и внешним, правящая верхушка оправдывает зажим прав и свобод, правовой беспредел, насилие. Сейчас, когда Лукашенко пытается подавить протесты силой, эта мифология на тему кровожадных врагов особенно востребована. Я думаю, что несмотря на то, что на самом деле достаточно хорошо известно, что Владимир Путин и Александр Лукашенко далеко не друзья, а скорее всего втайне друг друга недолюбливают, тем не менее, когда речь идет об устойчивости недемократичных режимов, здесь работает принцип солидарности. Он на первом месте. Владимир Путин поддержал Лукашенко в критический для него момент в августе, когда была самая мощная волна протестов, когда могла начаться национальная забастовка, и трон под Лукашенко шатался. И фактор российской поддержки, что Москва пообещала свой резерв правоохранителей бросить на подмогу — я думаю, что это сыграло тогда решающую роль в том, что Лукашенко удержался.

Другое дело, что позиция Кремля не такая уж однозначная, и, вероятно там есть элемент двойной игры. Мы видим, что российские спикеры, тот же Песков и министр иностранных дел Лавров, вербально подталкивают Лукашенко к конституционной реформе и, чувствуется, к транзиту власти. Люди знающие говорят, что Лукашенко в Сочи дал какие-то на этот счет обещания Владимиру Путину. Кремлю было бы выгодно на каком-то этапе отодвинуть Лукашенко, потому что он стал слишком токсичной фигурой и с ним какие-то соглашения подписывать чревато тем, что они будут объявлены юридически беспомощными.

Это перспектива Кремля, которую непросто реализовать еще и потому, что они не видят, кто мог бы заменить Лукашенко. Сейчас на этом этапе доминирует солидарность авторитарных режимов. Лукашенко воспринимает эти слова Пескова не как осуждение, а скорее, как ритуальную ремарку, как и после предыдущего заявления Путина, я думаю, что это никак не повлияет на степень репрессий. Наоборот, сейчас белорусские власти стараются поднять их градус, чтобы задавить протесты. По их ощущению сейчас благоприятный момент, потому что вчера было уже 100 дней протеста, люди психологически устали, плюс холода, короткий день, репрессии, штрафы, административные аресты — все это истощает силы протестующих, а силовики наоборот поднаторели, научились рассекать колонны на улицах. За эти три месяца войны против своего народа они приобрели боевой опыт и сейчас хотят решающим ударом эти протесты задавить.

В команде Светланы Тихановской тоже заговорили о том, что надо менять тактику. Здесь такой закон действует, что чем меньше людей выходят, тем проще их вязать, хватать, поэтому доля тех, кого сейчас на акциях задерживают и потом подвергают арестам, штрафам, все больше. Условно говоря, если выходят 100 тысяч, то выхватить трудно из такой колонны, а если 5-10 тысяч, то силовикам их легче раздробить и по частям задерживать. Команда Тихановской заговорила о новой тактике и, вероятно, акцент будет сделан на каких-то других активностях — во дворах, в культурной схеме, хотя мы видим, что силовики приходят и во дворы, потому что во дворах был схвачен и потом погиб Роман Бондаренко. Они уже в квартиры врываются, поэтому я бы сказал, что это уже не просто авторитарный режим, а с элементами тоталитаризма, потому что классический авторитарный режим старается все-таки не вторгаться в личную жизнь, а теперь оказывается, что мой дом уже не моя крепость, потому что под маркой поиска врагов могут ворваться люди в черном, причем без опознавательных знаков, никто никаких удостоверений не предъявляет, а кто спросит, того дубинкой в зубы. Это правовой беспредел. Могут схватить человека, проверив его телефон и увидев, что у него есть подписка на экстремистские с точки зрения властей Telegram-каналы. Это уже явное вторжение в приватную сферу и элементы тоталитаризма.

Конечно, многим страшно, но тут надо различать две вещи — это уличная протестная активность и протестные настроения, а если говорить более откровенно, степень ненависти к режиму. Власти сейчас сбивают масштаб протестов и на какое-то время собьют, но ненависть к режиму среди тех, кто не согласен с результатами выборов, только растет. Нет независимой социологии, к сожалению, потому что она убита в Беларуси, но чисто эмпирически настроение такое, что можно сказать, что белорусы закусили губу и они все равно намерены бороться с этим режимом, потому что в их глазах он стал слишком одиозным, чтобы с ним мириться.

Сейчас власти будут идти по минному полю, потому что поддержка их очень мала, они потеряли обратную связь, раз за разом делают очень серьезные ошибки, и впереди, я думаю, такие события, которые могут стать триггерами еще более мощных протестов. Лукашенко ведь хочет провести Всебелорусское народное собрание, такой неконституционный орган типа КПСС, на котором он хочет утвердить свою концепцию Конституции и потом по ней провести референдум, но референдум, судя по всему, будет проходить по тому же сценарию, что и выборы, иначе свой вариант Конституции Лукашенко не сможет протащить, поскольку поддержка его политики в обществе сейчас ниже плинтуса. Если снова по беспределу будет проведена электоральная кампания, это чревато новым мощным взрывом общественного негодования. При власти Лукашенко уже никакой стабильности не будет, Беларусь будет лихорадить. К сожалению, у властей нет настроя на поиск компромисса и диалог, так что я думаю, что нас ждут драматичные события.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari