Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD74.43
  • EUR88.93
  • OIL70.45
  • 5302
Новости

Политолог Артур Атанесян: После «перемирия» в душе самых любящих Россию людей в армянском обществе что-то окончательно оборвалось

Премьер-министр Армении Никол Пашинян и президенты Азербайджана и России Ильхам Алиев и Владимир Путин заключили сделку по Нагорному Карабаху. Согласно договоренностям, Армения передает Азербайджану территории, которые удерживала до недавнего времени. Кроме того, Ереван выводит свои войска из Нагорного Карабаха, а Москва разместит в регионе миротворцев.

Население Армении очень резко отреагировало на это соглашение. У здания правительства прошла акция протеста, митингующие ворвались в здание, разгромили кабинет Пашиняна и забрали госсимволы. Затем протестующие разгромили зал заседаний парламента, а на улице остановили автомобиль спикера парламента Арарата Мирзояна, выволокли его наружу и сильно избили.

Артур Атанесян, доктор политических наук, в разговоре с The Insider рассказал, что в результате «перемирия» отношение к России в армянском обществе может измениться.

Комплексность ситуации предполагает ее комплексное рассмотрение. Несмотря на героическую оборону Карабаха, с самого начала новой войны, и даже задолго до этого, когда ежегодно публиковались отчеты о военных расходах и закупках Азербайджана, было понятно, что военные ресурсы Армении и НКР несоизмеримы с возможностями Азербайджана. Однако, вместо оптимизации и мобилизации необходимого ресурса на нужды обороны, похоже, расчет прежних и нынешних армянских элит на победу в новой войне с Азербайджаном выстраивался под воздействием образа победителя, с расчетом на исключительность Армении как союзника России в регионе (да и на всем постсоветском пространстве), с верой в либеральные ценности и права человека, а также в те международные инстанции, которые их защищают.

Вместе с тем, в общественном сознании превалировала недооценка возможностей Азербайджана (возможно, так было комфортнее думать), а обоснованная и в основном эмоциональная ненависть к Турции не позволяла трезво оценить ответную, конкретную задействованность Турции в антиармянской политике Азербайджана. Наконец, важную роль в неподготовленности армянских элит к подобной техногенной войне сыграло превалирование частных, корпоративных и партийных интересов элит над государственными целями и задачами, а также постоянно углублявшаяся социальная дистанция между богатыми и бедными слоями населения, между политическими элитами и обществом. Элитарный образ жизни и клановое мышление, подмена государственных интересов внутрипартийными, низкий уровень жизни и доверия институтам власти параллельно с высоким уровнем популизма (в особенности при Пашиняне), постепенно истощали человеческий ресурс, подталкивая людей к эмиграции.

Таким образом, если аналогичные явления в Азербайджане при наличии нефтегазовых ресурсов и умелой их раздаче были не так страшны, то для безопасности Армении они были и остаются катастрофичными. В частности, глубокая разочарованность общества в системе государственного управления, военные потери и жертвы, вероятно, станут толчком к очередной волне эмиграции из страны, если не предпринять необходимых мер по восстановлению доверия и консолидации всех политических сил и ресурсов.

Однако поговорим о перспективах решения карабахского конфликта и безопасности Армении и армянского анклава в Карабахе, отталкиваясь от заявления от 9-10 ноября. Прежде всего, если посмотреть на текст заявления, то станет понятно, что его содержание разрабатывалось не одной ночью, и имеет как минимум десятидневную давность, когда премьер Армении Пашинян запросил у РФ военную помощь, а также вышел с предложением дислокации российских миротворцев. В частности, размер российского миротворческого контингента «в количестве 1960 военнослужащих со стрелковым оружием, 90 бронетранспортёров, 380 единиц автомобильной и специальной техники» (заявление, пункт 3), рассчитан детально и, вероятно, имеет определенное военно-техническое обоснование, согласованное со всеми сторонами. Соответственно, возникает правомерный вопрос: были ли параллельно с размером российской миротворческой миссии и ее дислокацией заранее согласованы также детали передела территорий и, в частности, определен кульминационный момент, когда предполагалось взятие азербайджано-турецкой армией города Шуши, имеющего стратегическое значение для обороны Степанакерта? Если да, то, возможно, части военных потерь действительно можно было бы избежать за счет преждевременной остановки войны и потери Пашиняном, до последнего оперировавшим слоганом «Победим!», сконструированного им же личного имиджа победителя.

Интересно заметить, что Пашиняном были недовольны как в Азербайджане, так и в РФ, однако именно он обеспечил им максимальную реализацию их интересов в возникших условиях. Согласно заявлению, Азербайджан получает все, что хотел, и даже больше (дорогу из Нахичевани в Азербайджан по территории Армении), а РФ не оказывается за бортом новой безопасностной динамики, успев застолбить свое присутствие в Карабахе через дислокацию миротворцев (опять же в армянонаселенной, а не в азербайджанской части).

Что касается Пашиняна, то лидер любого государства с подобным исходом военных действий сразу самолично ушел бы в отставку или с учетом необходимости обеспечения стабильности в обществе пошел бы на компромисс с оппозиционными силами. Вместо этого даже в день фактического поражения, когда необходимо выступать с объединяющими общество формулировками, Пашинян продолжал буквально кричать о происках «внутренних врагов», которыми все это время пытался прикрывать неэффективность собственного правительства.

Кроме того, если президенты Азербайджана и РФ, будучи авторитарными лидерами, могли при подписании и оглашении заявления выступать от имени своих государств и обществ, то премьер Армении Пашинян, изначально позиционировавший себя как демократический популистский лидер, был просто обязан как минимум проконсультироваться с другими политическими силами, и даже поставить предложенное «решение» конфликта на общенациональный референдум. Возможно, в ночь на 10 ноября его приперли к стенке и на подобные телодвижения у него не было времени, однако опять же – подобные многоступенчатые поэтапные решения не появляются за одну ночь, и не знать заранее о подобном плане Пашинян не мог. Приглашение Пашиняна к обсуждению со всеми имеющимися политическими силами динамики военно-политических изменений, начиная с 27 сентября и вплоть до подписания заявления, позволило бы ему обеспечить необходимую консолидацию армянского общества, а также разделить с другими силами внутри страны ответственность за принимаемые судьбоносные решения. Как бы то ни было, внутренний ресурс Пашиняна уже исчерпан, а внешнего ресурса он так и не приобрел.

Второй момент, заслуживающий внимания – пункт 4 заявления, в котором, в частности, обговаривается пятилетний срок пребывания миротворческого контингента РФ. Является ли эта цифра случайной? Все понимают, что в остающемся после передела территории Карабаха анклаве, связанном с Арменией лишь небольшим коридорчиком, не контролируемым Арменией, армянского населения в конечном счете не останется. Является ли пятилетний срок неким временным периодом, заданным исхода армян из Карабаха (в Армению и/или в третьи страны)?

Соответственно, возникает еще один вопрос: а перспективно ли присутствие в Карабахе российских миротворцев? Безусловно, через дислокацию миротворцев российское руководство сегодня остановило военные действия, и огромное им за это спасибо! Однако если их присутствие с целью защиты армянского населения в оставшемся анклаве лишь временно, и в конечном счете анклав превратится в небольшой островок российского военного присутствия, причем, по обговоренным военно-техническим характеристикам очень минималистического, то получается, что такой контингент никак не мешает Азербайджану и по большому счету не помогает Армении. Следует понимать: без армянского населения в Карабахе российским миротворцам не выстоять, да и обосновывать их присутствие без армян больше не получится. Вместе с тем, присутствия российских миротворцев в обговоренной дислокации и объёме явно недостаточно для спокойного и безопасного проживания там армянского населения, которое при существующих условиях очень быстро оттуда уйдет. Поэтому данное «решение» вопроса сегодня не является решением по сути.

Но какую цену платит Армения за столь временное и нестабильное российское присутствие? Пункт 11 заявления гласит: «Республика Армения обеспечивает транспортное сообщение между западными районами Азербайджанской Республики и Нахичеванской Автономной Республикой с целью организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях». Получается, что через выявленную слабость и неконкурентность армяно-российского союза по сравнению с азербайджано-турецким тандемом, Азербайджан вышел за рамки сугубо карабахской проблемы и продвинул через неграмотность Пашиняна и отрешенность России свой национальный интерес – объединение в долгосрочной перспективе с Турцией, причем, по территории Армении. Подобному предложению могло бы соответствовать аналогичное условие обеспечить через территорию Азербайджана сухопутный коридор из Армении в союзническую Россию, и обратно. Однако, как видим из трехстороннего Заявления, фактическому маршруту Турция - Нахичеванская Автономная Республика - Азербайджан и обратно по территории Армении противопоставлен Лачинский коридор в армянонаселенный анклав Карабаха, который скорее всего в скором времени перестанет таковым являться. В этом плане пункт 11 заявления является несопоставимым с объектом переговоров по карабахскому урегулированию, и создает препятствия по принятию самого заявления.

Кроме выводов по карабахской войне, продолжается переоценка армяно-российских взаимоотношений, включая реализм и традиционную лирику. Соизмеримо ли продемонстрированное участие РФ в решении безопасностных проблем союзнической Армении участию Турции в делах Азербайджана? Соизмеримо ли подобное участие РФ ее традиционной роли в регионе, внешнеполитической риторике самого большого государства в мире, определенным амбициям и имеющемуся ресурсу? Наконец, соответствует ли подобный исход в карабахском конфликте стратегическим интересам России, или же в российском обществе, как и в армянском, превалирование корпоративных и партийных интересов бизнес-элит, прикрывающихся пафосом государственного мышления, препятствует реализации государственных интересов?

Следует учесть: вследствие войны за Карабах и несмотря на задействование арабских наемников и террористов авторитет Турции (начиная с совместных азербайджано-турецких военных учений в августе якобы в ответ на «угрозу Армении») несоизмеримо вырос, как минимум, среди тюркских стран и республик. Где гарантия, что теперь в разборках с РФ постсоветские и другие страны не будут привлекать Турцию по тому же сценарию, что и Азербайджан, в качестве «старшего брата»? А после азербайджанской оплеухи в виде сбитого российского вертолета, причем на территории Армении (очередной сигнал o несостоятельности ОДКБ), напомнившей всем без исключения о сбитом турками российском самолете в Сирии, даже в душе самых ярых союзников и искренне любящих Россию людей в армянском обществе (возможно, не только в армянском) что-то окончательно оборвалось.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari