Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD74.36
  • EUR89.93
  • OIL66.71
  • 229
Новости

«У нас происходит экологический демпинг: старатели уничтожают реки за пригоршню золотого песка» — эксперт WWF

Золотодобывающие предприятия загрязнили более 2500 км сибирских рек. Только этим летом в Красноярском крае было выявлено 17 фактов загрязнений рек золотодобытчиками, в Туве — 19, на Алтае — 20, в Хакасии — 6. Также загрязнения были выявлены в Кемеровской области и в Красноярском крае, причем в последнем случае множество нарушений и загрязнений были выявлены на реке Сисим, неподалеку от места прошлогодней трагедии с обрушением дамбы, в результате которой погибли 20 человек. Загрязнения от золотодобытчиков фиксируются на реках, которые находятся в труднодоступных местах, куда добраться не могут даже надзорные органы.

Координатор экологической коалиции «Реки без границ», эксперт WWF Александр Колотов рассказал The Insider, что бороться с экологическими нарушениями мешают бюрократические препоны, а российские реки уничтожаются за пригоршню золотого песка.

В этом году мы впервые работали в большом количество регионов и вели спутниковый мониторинг. Наши коллеги из Центра спутникового мониторинга и гражданского контроля анализировали снимки, смотрели на цвет рек ниже участков золотодобычи. При наложении определенных фильтров там возникает контраст — если река заражена взвешенными веществами, то преломление света другое, и поэтому эти участки отличаются цветом от участков чистой воды. По этим данным мы оперативно готовили экспертные заключения, прикладывали фотографии, использовали адаптивную карту недропользования Российской Федерации чтобы видеть какие лицензионные участки, кому они принадлежат, и какие там работают артели. И эти данные мы передавали в органы регионального и федерального экологического надзора, чтобы они приняли меры и съездили с проверкой.

К сожалению, у нас есть такая практика, что данные спутниковых снимков не могут использоваться в качестве доказательства для наложения штрафа — нужно обязательно выехать на место, отобрать пробы и сделать анализ в лаборатории. Учитывая, что зачастую золото моют в труднодоступных и удаленных местах, это провоцирует золотодобытчиков на то, чтобы закрывать глаза на нарушения природоохранного законодательства, потому что проверки до них не доезжают. А даже если и приезжают, то они знают о времени приезда ревизоров, потому что даже о внеплановых проверках обязаны уведомлять заранее.

Тем не менее, все равно по нашим обращениям были рейдовые мероприятия и административные штрафы. Особенно отличилось Минприроды Кемеровской области — они развернули в начале лета широкомасштабную работу, и мы с ними договорились об оперативном обмене информацией. Так, в Тисульском районе решением суда была приостановлена деятельность одного золотодобывающего предприятия на 90 суток. То есть, фактически весь сезон они не могли работать. Я знаю, что ещё одно министерство подало документы на отзыв лицензии на золотодобычу. По ряду других золотодобывающих предприятий были наложены административные штрафы за нарушение природоохранного законодательства. Ещё очень важно то, что в Кемеровской области и Красноярском крае также идет работа общественных экологических активистов на местах.

Но есть и большая ложка дегтя — 11 августа этого года вступили в силу поправки в 65 статью федерального закона «Об охране окружающей среды». Согласно им, экологический надзор за добычей рассыпного золота полностью отошел органам федерального экологического надзора. То есть, региональные органы, которые в начале лета активно работали с нами, фактически оказались почти не у дел — они обязаны наши обращения переслать в местный Росприроднадзор, а у он имеет свой регламент рассмотрения. После 11 августа у нас нет таких историй в этих пяти субъектах, где мы проводили спутниковое наблюдение, чтобы Росприроднадзор собрался и сразу поехал. У них больше месяца идет процесс согласования, чтобы согласовали внеплановую проверку или рейдовое мероприятие.

У нас есть много вопросов к тому, как взаимодействовать с органами федерального экологического надзора. Нам кажется, что в силу динамического характера загрязнения водных объектов обращения про загрязнение вод нужно рассматривать оперативно и в приоритетном порядке, либо данные космических спутников принимать в качестве доказательств. Со стороны органов были попытки требовать, чтобы мы выезжали на место, отбирали пробы, анализировали и тогда «может быть они поедут». Это убивает весь смысл космического мониторинга.

К сожалению, мы в экологическом плане отстаем от других стран. В приграничных районах Китая добыча рассыпного золота уже довольно давно запрещена. Там идет сейчас тенденция на восстановление природных лесов. Когда сначала ограничили, а потом запретили добычу рассыпного золота китайские бригады просто перешли границу и работают на Дальнем Востоке и в Сибири. В Монголии в свое время был принят закон об охране рек, и там тоже есть существенные ограничения на добычу рассыпного золота. В обоих случаях главными факторами ограничения добычи стали экологический ущерб и негативные социальные эффекты, которые несет с собой добыча рассыпного золота. Когда старатели садятся на реку добывать золото, они её фактически уничтожают. Несколько лет — и вместо реки у нас сточная канава. Снимки из космоса прекрасно это иллюстрируют. Сначала мы видим естественное русло реки, потом приходят золотари и постепенно появляются воронки, карьеры, дамбы, отстойники и все это русло распадается на фрагменты, идет обезлесивание и через несколько лет там просто изрытые каналы, в которых плещется не вода, в ржавая муть. Ученые говорят, что для экосистемы требуются как минимум 80-100 лет на то, чтобы восстановиться после такой варварской золотодобычи.

Сейчас нет ничего проще, чем получить лицензию на добычу рассыпного золота, у нас специально несколько лет назад упростили порядок выдачи этих лицензий. Но уже в этом году был положительный пример: губернатор Кемеровской области добился того, что у них в регионе заявительный принцип получения лицензии на золотодобычу отменен, и сейчас их получают только через аукционы. Губернатор Камчатского края заявляет, что он будет добиваться того, что ни одной лицензии на добычу рассыпного золота никто не получит. И в том, и в другом случае причина этих действий властей — это массовые жалобы со стороны местных жителей. Сейчас процесс получения лицензий не учитывает ни их мнение, ни природную ценность территории. У нас, по сути, происходит экологический демпинг — до сих пор считается, что у нас слишком много рек, и поэтому их можно уничтожать одну за другой ради пригоршни промытого золотого песка.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari