Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.45
  • EUR90.03
  • OIL47.71
  • 344
Новости

Эксцесс исполнителя. Как Роскомнадзор «перебдел» и без законных оснований заблокировал в России обменники криптовалюты

В конце сентября Роскомнадзор внес в список запрещенных в России ресурсов несколько крупных бирж криптовалюты. Среди них оказались сайты площадок Binance, Mine.Exchange, LocalBitcoins и десятка других. Причиной блокировки стала запрещенная к распространению в России информация — таковой Роскомнадзор счел информацию о возможности приобретения криптовалюты. Решение о внесении в список запрещенных сайтов было принято двумя судами Архангельской области, в нем говорится, что, поскольку оборот криптовалют не регулируется в России и децентрализован, то информация о возможности их покупки незаконна.

Эти решения состоялись более чем за месяц до того, как был принят федеральный закон о цифровых финансовых активах, который вступит в силу с 2021 года. Документ вводит понятия цифровых финансовых активов и цифровой валюты и позволяет операторам информационных систем из реестра ЦБ осуществлять выпуск, куплю и продажу криптовалют на территории страны, а участники рынка – осуществлять их оборот, в том числе продавать. В то же время закон запрещает оплачивать такими активами товары и услуги в России. Пока закон не включает в себя регулирование цифровых валют, планируется, что этот вопрос будет доработан осенью отдельным законопроектом.

The Insider поговорил с участниками рынка и юристами о сложившейся в российской криптовалютной индустрии ситуации и возможных путях выхода из нее.

Руководитель проекта Mine.Exchange, который пожелал сохранить анонимность в связи с ситуацией вокруг блокировки ресурса

Блокировка сайта доставила достаточно неудобств для наших пользователей из России, а это примерно 50% всех наших пользователей. Россияне ценят и любят нас как наиболее клиенториентированный сервис, но сейчас не могут зайти на сайт с привычных IP-адресов. Для российских пользователей мы, конечно же, в первый же день оперативно подняли официальное зеркало шахта.com и уведомили об этом во всех наших информационных каналах, но трафик всё равно страдает.

Разумеется, мы будем оспаривать решение о блокировке, апелляция уже направлена в соотвествующие инстанции нашими юристами.

Сейчас в России принят новый закон о криптовалютах, но в нем остаётся очень много неясностей. В частности, нет дополнений к нему, которые регламентируют налоговую и уголовную часть. На письмо с подробными разъяснениями, которое было направлено в ЦБ РФ около месяца назад, ответа мы так и не получили. То есть закон существует, но как ему соответствовать, никто не понимает, а официальные органы комментировать эту ситуацию отказываются. Поэтому, что реально будет происходить с 1 января 2021 года, когда закон вступит в силу, никто не знает.

В первую очередь для регулирования рынка криптовалют должны быть прописаны понятные и реально выполняемые требования ко всем его участникам. Не так важно, будет ли возможна работа обменников без лицензии или только по лицензии стоимостью 50 млн рублей, гораздо важнее, чтобы у игроков рынка была уверенность в завтрашнем дне, а не сомнения, не выкинут ли они эти 50 лямов на лицензию впустую.

Арам Татоян, управляющий партнер Reasons Law Firm, юрист в сфере IT, IP и защиты данных

Судом были неправильно применены нормы материального права. В частности, в решении есть ссылка на ст. 27 Федерального закона от 10 июля 2002 года №86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации», которая абсолютно неприменима в данном случае. В решении суда отсутствует какое-либо указание на квалифицирующие признаки, по которым криптовалюты были отнесены к денежным суррогатам.

31 июля был опубликован Федеральный закон №259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и в настоящее время ведутся активные дискуссии о будущем рынка криптовалюты в России. Судебное решение о блокировке произошло до принятия этого закона, но тем не менее, мы не считаем, что подобных решений судов не будет и впредь, просто поменяется мотивировочная часть решения. Мы придерживаемся позиции, согласно которой необходимо будет вносить определенные корректировки в указанный федеральный закон, поскольку имеющиеся требования к сервисам обмена криптовалюты представляются нам весьма завышенными, например, закон требует обеспечения уставного капитала в объеме 50 млн рублей.

Государство пытается сейчас упорядочить оборот криптовалюты путем внесения операторов информационных систем в реестр Банка России. Стоит помнить о вышеупомянутой ст. 27 ФЗ №86 «О Центральном банке Российской Федерации», согласно которой официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль. Расплачиваться криптовалютой в магазине мы пока, к сожалению, не сможем, однако уже допускается использование криптовалюты в других сделках, например, в договоре дарения.

Мы вместе со всеми ожидаем осенний законопроект, который будет детально регулировать сегмент криптовалюты. Однако, на наш взгляд не стоит рассчитывать на столь скорое его рассмотрение. Нет сомнений, что законодательный опыт в этой сфере следует почерпнуть у наших западных коллег. Например, полезным будет изучить законодательство Германии, согласно которому биткоин выступает как финансовый инструмент. Одновременно там были внесены изменения в налоговом законодательстве и определены случаи, когда налог на доходы взимается, а когда нет. Нам хотелось бы внесения позитивных и, самое главное, своевременных изменений не только в федеральный закон о цифровой валюте, но и лояльных к рынку криптовалюты изменений в налоговом и гражданском кодексах.

Михаил Третьяк, руководитель практики IP/IT юридической фирмы Digital Rights Center

В российском законодательстве не существует каких-либо норм прямого действия, которые бы прямо запрещали распространение информации о криптовалютах. Эта информация не относится к запрещённой к распространению на территории Российской Федерации как по закону, так и на основании какого-либо решения уполномоченного органа либо суда. Сейчас пункт 7 статьи 14 (оборот цифровой валюты) 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который вступает в силу только 1 января 2021 года, устанавливает запрет только на "распространение информации о предложении и/или) приеме цифровой валюты в качестве встречного предоставления за передаваемые товары, выполняемые работы, оказываемые услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валютой товаров (работ, услуг)". Предложение обмена криптовалюты на фиант и/или иные криптовалюты к подобной информации явно не относится.

Однако необходимо помнить, что в редакции законопроекта «О цифровых финансовых активах» ко второму чтению, активно обсуждавшейся в мае-июне этого года, действительно был прописан запрет на распространение информации об организации и осуществлении выпуска, а также об организации обращения цифровой валюты, но к третьему чтению из текста закона он был убран. К концу сентября Минфин вновь разработал очередной пакет законопроектов для регулирования оборота криптовалют и предложил ужесточить регулирование операций с цифровыми валютами. Буквально на этой неделе стало известно, что сейчас Минфин активно работает над внедрением в новый пакет законопроектов «антиотмывочных» рекомендаций FATF. Поэтому не исключено, что подобный запрет может в каком-то виде вернуться.

Так что в данной ситуации рынок, скорее всего, имеет дело с эксцессом исполнителя — что называется, «перебдели». Правда, не очень понятно, чем этот эксцесс может быть мотивирован. То ли прокуроры, Роскомнадзор и суды «смотрят в прошлое» и ориентируются на предыдущую редакцию 259-ФЗ, в которой был прописан запрет, то ли они знают что-то наперёд или же просто «смотрят в будущее» и ориентируются на возможный аналогичный или идентичный запрет, который может снова попробовать «продавить» Минфин в новом пакете законопроектов.

259-ФЗ прямо не регулирует работу криптовалютных обменников или иных участников именно криптовалютного рынка. Пункт 4 уже упомянутой ст. 14 этого федерального закона прямо устанавливает, что как организация выпуска, так и выпуск и организация обращения цифровой валюты в Российской Федерации регулируются в соответствии с федеральными законами – проекты которых сейчас как раз и разрабатываются Минфином. Лично я склоняюсь к тому, что 259-ФЗ был принят именно в такой, «мягкой» редакции и именно с такой отсылочной формулировкой только для того, чтобы «подсластить пилюлю», а в итоге ближе к моменту вступления закона в силу радикально зарегулировать оборот криптовалют через пакет законопроектов от Минфина.

Сейчас в законе есть некоторая путаница: 259-ФЗ разделяет криптоактивы на два типа: цифровые финансовые активы и цифровую валюту (криптовалюту), при этом Закон не ставит между ними знака равенства. Тем не менее, закон устанавливает прямой запрет на приём криптовалют российскими юрлицами, филиалами, представительствами и иными обособленными подразделениями международных организаций и иностранных юридических лиц, компаний и других корпоративных образований в качестве встречного предоставления за передаваемые товары, выполняемые работы, оказываемые услуги — то есть, в качестве оплаты.

Поскольку прямого запрета на операции с криптовалютой, например, на обмен и куплю-продажу сейчас нет, то эти действия совершать можно. Можно принимать её и в качестве платы за товары, работы и услуги до момента вступления 259-ФЗ в силу. Но ситуация с другими операциями потенциально может измениться в любой момент. Новый пакет законопроектов наверняка будут принимать так же, как и сам 259-ФЗ – без консультаций с экспертным сообществом и без учёта экспертного мнения, с тремя чтениями за несколько недель, если не дней. Поэтому, нужно внимательно следить за новостями и готовиться к худшему – лучше уже точно не будет.

Весь цинизм ситуации заключается в том, что у российских законотворцев было огромное количество времени и ресурсов как на самостоятельную разработку действительно адекватного законодательного регулирования, так и на частичное либо полное заимствование зарубежного опыта регулирования. Очень хорошо помню, как представители государственных органов в ходе различных круглых столов и конференций аж с 2016 года публично заявляли, что Россия будет первой страной в мире, в которой будет введено самое продвинутое регулирование криптоиндустрии. Более того, некоторые эксперты, включая меня, сами предлагали представителям государства бесплатно написать соответствующие законопроекты. Но первой в итоге была Швейцария, а за ней началось лавинообразное принятие регулирующих законов во всех странах, понимающих значение криптоиндустрии для собственной экономики. Нас опередила даже Беларусь с её Декретом № 8. «Продвинутое» регулирование уже сравнительно давно существует не только в этих странах, но и в Сингапуре, Лихтенштейне, Японии, Мальте, Австралии, Люксембурге, Эстонии, Гибралтаре. Государство Вануату вообще предлагает покупку гражданства за биткоины.

В России же четыре года победных реляций закончились тем, что время было попросту выброшено на разработку совершенно диких законов, которые один мой коллега крайне метко назвал «мертворожденными». Взаимодействия между разработчиками законопроектов с криптосообществом, которое могло бы подсказать какие-то правильные и всех устраивающие варианты в цепочке «физик – криптобизнес – государство», до сих пор попросту не существует, а Минфин и команда господина Аксакова работают в режиме «собака лает, караван идёт». Проблема в том, что в итоге этот самый «караван» уже начал создавать – и в итоге создаст — вокруг себя регуляторную пустыню, из которой российские участники крипторынка попросту сбегут в давно существующие «оазисы» в виде юрисдикций с адекватным регулированием.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari