Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD74.44
  • EUR90.37
  • OIL65.62
  • 2180
Новости

«Нобелевка для теоретика Пенроуза — неожиданное и революционное решение» — астрофизик Сергей Попов

Лауреатами Нобелевской премии по физике в этом году стали Роджер Пенроуз (89 лет, английский физик и математик, автор теории твисторов), Рейнхард Гензель (68 лет, немецкий астрофизик, изучает инфракрасную и субмиллиметровую астрономию) и Андреа Гез (55 лет, американский учёный-астроном, профессор кафедры физики и астрономии в Калифорнийском университете; стала четвертой женщиной-лауреатом за время присуждения премии). Их наградили за изучение черных дыр. Астрофизик, доктор физико-математических наук, профессор РАН Сергей Попов рассказал The Insider, в чем значимость этих открытий и почему Нобелевский комитет все же принял решение наградить ученых, несмотря на то, что черные дыры формально не являются надежно идентифицированным объектом.

В этом году Нобелевскую премию по физике, как и в прошлом, снова дали астрофизикам, но теперь — за изучение черных дыр. Это очень любопытная история, нетипичная для Нобелевского комитета, поскольку черные дыры формально не являются на 100% надежно идентифицированным объектом.

Половину премии получили наблюдатели за изучение сверхмассивной черной дыры в центре нашей галактики. В течение 20 лет группа, возглавляемая двумя лауреатами этого года, изучала центральный объект нашей галактики — Sgr A*. Это черная дыра с 4 млн масс солнца. Гензель и Гез впервые доказали, что в центре нашей галактики есть очень массивный и компактный объект, чьи параметры похожи на ожидаемые параметры черной дыры. На сегодняшний день этот объект — один из лучших астрофизических полигонов для проверки теории гравитации. Разные группы используют наблюдение за разными объектами в окрестности массивной черной дыры для проверки предсказаний различных гравитационных теорий. Это наша черная дыра, но есть целый мир сверхмассивных черных дыр. Практически все крупные галактики содержат сверхмассивные черные дыры в своих центрах. Возможность изучать такой близкий случай так же важна, как солнце нам важно для изучения звезд.

Вторую половину премии получил Пенроуз. Это очень неожиданный исход. Я думаю, подавляющее большинство людей, если бы им показывали списки претендентов, не оставили бы там Пенроуза, потому что Нобелевский комитет, насколько я помню, никогда не давал премии за теоретические работы, даже очень важные и цитируемые, являющиеся стандартной, но окончательно не проверенной гипотезой. Пенроуз — математический физик, но у него очень широкий круг интересов. Помимо прочего он известен как автор более-менее научно-популярных книг, хотя они более тяжелы для чтения, чем обычные научно-популярные книги. В частности, в начале второй половины XX века он получил несколько фундаментальных математических результатов по структуре черных дыр в общей теории относительности. Эти результаты очень востребованы, но у нас нет экспериментов и наблюдений, касающихся черных дыр, и поэтому удивительно, что такие результаты были отмечены Нобелевским комитетом. По всей видимости, это является следствием изменения в подходах к присуждению премии, и это очень интересно.

Сильных ученых в разных областях физики очень много, и важно понимать, что есть огромное количество и экспериментаторов, и теоретиков, работающих на нобелевском уровне, в том числе у нас в стране, а Нобелевских премий, которые выдают 2-3 в год, на всех не хватает. Людей, которые могли бы получить премию «за общий вклад», довольно много. Самый яркий пример — Стивен Хокинг, он не получил Нобелевскую премию по причинам, которые я озвучил. У него были теоретические работы, которые пока не привели ни к каким наблюдаемым следствиям, скажем так. И таких ученых много — это создатели теории инфляции, авторы работ по темной энергии и так далее. И это только астрофизика. Если пойти в ядерную физику и физику ядерного тела, то там много интересных работ. Уже много лет мой фаворит на присуждение премии — это Антон Цайлингер за наблюдение квантовой телепортации. Есть огромное количество работ, которые сделаны на потрясающем научном уровне, и тем не менее они не получат премию.

Никто не оспаривает огромный вклад Пенроуза, просто для Нобелевского комитета это нетипично. Сейчас появилось много разных премий — премия Кавли, премия «Breakthrough», которые были призваны компенсировать эти особенности Нобелевской премии. Их получили много теоретиков, но их теории пока не проверены в экспериментах. Может быть, конкуренты подтолкнули Нобелевский комитет к этому решению.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari