Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD74.43
  • EUR88.93
  • OIL70.83
  • 1317
Новости

«Жилищные кредиты молодым семьям негативно сказываются на рождаемости» — демограф Сергей Захаров

46% россиян в возрасте от 18 до 45 лет не хотят заводить детей. Об этом свидетельствуют результаты исследования Аналитического центра НАФИ. Опрошенные мотивируют свое решение неустойчивым материальным положением или отсутствием такого желания. В феврале 2020 года Госдума приняла поправки, позволяющие россиянам получить материнский капитал уже за первого ребенка. Это одна из мер путинской программы по повышению рождаемости. В разговоре с The Insider заместитель директора Института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров рассказал, насколько необходимы эти меры и так ли сильно влияет нежелание части россиян заводить детей на общую демографическую ситуацию в стране.

Для характеристики уровня рождаемости есть конъюнктурные показатели, которые отражают интенсивность процесса в некоторый момент или период времени, обычно за год. Означает ли это, что имеющиеся условия момента, месяца или года, будут сохраняться так, чтобы итоговая рождаемость некоторого поколения в будущем соответствовала рождаемости в данный момент? Нет, мы не можем этого утверждать. Поэтому здесь есть некоторое недопонимание смысла конъюнктурных показателей.

Политиками часто используется коэффициент суммарной рождаемости. Этот показатель мы считаем рассчитываем как сумму возрастных коэффициентов в данный момент и говорим, что этот показатель характеризует уровень рождаемости. Он колеблется, как и любой конъюнктурный показатель, показывая температуру, активность процессов в нашем населении. Если какие-то новые меры в политике принимаются, то эти показатели подскакивают. Потом этот показатель будет падать, демонстрируя восстановление нормального состояния.

В результате какие будут показатели итоговой рождаемости поколений? Они будут складываться из различной ритмики выполнения жизненного расписания людей. Если сейчас густо, то это почти автоматически значит, что завтра будет пусто. Почему? Потому что в показателях итоговой рождаемости для женщины к концу детородного периода (к 50 годам) рамки изменчивости очень узки, потому что они определяются социальными нормами деторождения, идеальными моделями и представлениями о семье и о числе детей в них – сейчас господствует двухдетная норма, которые меняются очень и очень медленно. Они меняются из поколения в поколение, и то мы их фиксируем очень в небольшом размере. Мы всегда дети своих родителей, мы воспринимаем социальные нормы и социализируемся в определенных условиях. В демографии принципиальные изменения измеряются не календарными годами, а периодами жизнедеятельности поколений, где мы можем зафиксировать более-менее существенные сдвиги.

В 90-ых годах был провал, люди замедлили формирование семей по известным причинам — были экономические трудности и перестройка всего общества. Люди стали дольше учиться, стали искать работу, мигрировать в поисках достатка и так далее. Люди стали позже вступать в брак, позже обзаводиться первым ребенком, ритмика демографического поведения изменилась.

Мы фиксируем, что политика по стимулированию рождаемости, которая проводилась в последнее время, она привела к ускорению появления вторых и даже третьих детей, но кардинально она совершенно не изменила представление о том, сколько лучше всего иметь детей в семье.

Поколение 1970-ых годов рождения завершает свое деторождение примерно со средним уровнем 1,6 детей на женщину. Это в среднем для всей России, мы игнорируем этническую, региональную вариацию. Их предшественники, которые родились в 1960-ых годах имеют 1,8 рождений. Поколение 1980-ых годов рождения — 1,7. Про поколение 90-ых годов сказать трудно, потому что они пока не в том возрасте, чтобы можно было достоверно сказать, как у них будет складываться семейная жизнь. Все наши колебания в рождаемости за последние полсотни лет — это от 1,6 до 1,8. Это средний европейский уровень.

В таких вот вполне благополучных странах, как Швейцария, Австрия и Германия, средний уровень рождаемости ниже, чем в России. И это принимая во внимание и высокий уровень жизни, и качественную организацию этой жизни, и социальную политику. С другой стороны, есть страны, которые очень уверенно себя чувствуют выше среднего уровня, такие как Франция и Скандинавские страны, где говорят, что там очень развита социальная поддержка семей. Да, это правда. Детские сады, ясли и школы там очень и очень хорошие, люди им доверяют.

Есть и целый ряд других стран, где никакой такой грандиозной поддержки нет. В европейском понимании семейной политики в США нет, а уровень рождаемости выше, чем во Франции, где эта политика очень семейно-ориентирована. С другой стороны, есть Канада, одна из эталонных стран с точки зрения поддержки населения, системы всеобщего страхования. Канаду очень любят за то, что там защищенность человека очень высока, но рождаемость там на уровне России или даже ниже. Так что здесь это однозначно сказать, почему где-то рождаемость выше или ниже, очень и очень непросто.

Движение чайлдфри существует как явление, и Россия в этом смысле ничем не отличается от других стран, но распространенность его здесь ниже. С другой стороны, расширяется число тех, кто имеет больше двоих детей. Даже в России мы видим, как увеличивается доля тех, кто имеет трех и более детей. То есть, вариативность растет. Современное общество допускает гораздо больше вариативности и модуляции своего жизненного цикла и репродуктивного поведения, чем в прошлом. Это можно объяснить появившейся свободой в принятии решений, гораздо меньшей зависимостью от родителей, родственников, соседей, друзей и так далее. Да, мы к какой-то референтной группе стремимся. Пока двухдетная модель не поколебалась, но на краях этой идеальной модели расширились те, кто имеют ноль детей, и те, кто имеют три и больше.

Жилищная проблема очень серьезно влияет на решение в отношении рождения детей. Если у людей нет возможности решать эту проблему, то это очень серьезный вопрос. Он везде стоит, в том числе и в самых богатых странах. Решение этой проблемы непростое. Я не сторонник раздачи жилищных кредитов молодым людям, потому что я считаю, что молодые люди должны инвестировать в свой человеческий капитал и заниматься формированием базиса на будущее. Нигде в мире 25-ти летним кредиты на жилье не дают — ни в США, ни во Франции, нигде. Там молодые люди живут в арендованных помещениях. У них такой этап жизни, что им нужно определенное жилье. Им не нужно жилье, в котором сразу надо разместить семью. В начальной стадии жизни им нужно жилище с одной структурой, по мере появления детей — с другой. А у нас подталкивают людей брать кредиты на очень небольшое жилье на 20 лет, тем самым провоцируя их на то, что они будут сжимать текущие траты на фоне падения доходов, а возможность увеличения доходов не очень просматривается пока. Это означает, что они отрывают средства от своего текущего потребления и от возможности нормально отдыхать и учиться. Деньги уходят на то жилье, которое им заведомо не потребуется через 10-15 лет. Им уже потребуется другое при расширении семьи.

Конечно, рождаемость связана с доходами, но не так однозначно. Повышение доходов не гарантирует повышение рождаемости с каким-то коэффициентом эластичности. Совсем нет, потому что доходы — это важно, но это далеко не самое важное, особенно когда они люди принимают решение о втором ребенке. Это скорее о том, как вообще устроена семейная жизнь, как оба родителя в ней участвуют, в каком жилище они находятся и есть ли у них возможность расширить это жилище, как будет устраиваться их работа, досуг, как распределяются семейные обязанности. Это гораздо более важную роль играет, чем доходы. Есть ли бабушки, как они далеко живут, хотят ли они участвовать. Все эти решения принимаются исходя из всех «за» и «против». И плюс из какого-то нормативного представления о том, что значит быть человеком, который сам себя создал. Чувство самореализации играет большую роль.

Конечно, падение доходов заставило людей задуматься и взвесить все «за» и «против». Но эти планируемые события в жизни людей все равно находятся в достаточно узких рамках принятия возможных решений. Да, общество может усилить поддержку семьи, но она может сказываться по-разному в разных семьях, в различных жизненных обстоятельствах. Инициативы, которые направлены на финансовую поддержку семьи следует приветствовать в смысле борьбы с бедностью, но существенно увеличить уровень рождаемости они не смогут.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari