Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.61
  • EUR87.04
  • OIL45.15

Фото: пресс-служба Лефортовского суда Москвы

Лефортовский суд Москвы во вторник вечером арестовал советника главы Роскосмоса - бывшего журналиста изданий «Коммерсантъ» и «Ведомости» Ивана Сафронова на 2 месяца. Ранее два месяца ареста запросило следствие.

Заседание суда прошло в закрытом порядке, несмотря на то, что в деле пока нет материалов с грифом «секретно». Сафронов подозревается в совершении госизмены (статья 275 Уголовного кодекса), а расследованием занимается первый следственный отдел ФСБ.

Бывший журналист был задержан утром во вторник сотрудниками ФСБ. Сразу же после этого пресс-служба Роскосмоса, где он работал в должности советника последние два месяца, заявила, что уголовное дело не связано с деятельностью Сафронова в корпорации, а глава ведомства Дмитрий Рогозин отметил, что у Ивана не было доступа к закрытой информации.

Между тем, сама ФСБ официально заявила, что подозревает Сафронова в том, что он передавал в  НАТО составляющие гостайну сведения о военном сотрудничестве, обороне и безопасности. Сам Иван вину не признает.

Претензии о разглашении сведений, составляющих гостайну, впервые были озвучены год назад – тогда от издания «Коммерсантъ» в рамках административного дела потребовали удалить статью Сафронова, в которой он рассказывал о контракте на поставку истребителей Су-35 в Египет. В итоге тогда статья была удалена с сайта издания. Но год спустя эту же новость за счет своих источников подтвердило агентство ТАСС.

С обеда около Лефортовского суда дежурили несколько десятков журналистов. К началу заседания их собралось около сотни. «Все встаньте по стенке, не толпитесь, что вы так близко подходите? Вы что, хотите потрогать подозреваемого? Вам сразу руку отстрелят», - так приставы расставляли по стеночке в коридоре суда фотографов и пишущих журналистов.

Ивана провели под вспышки фотоаппаратов и крики поддержки. Впрочем, сам журналист был крайне молчалив. Перед началом заседания и в перерывах – до выдворения журналистов в коридор, Иван не проронил ни слова и не стал делать никаких заявлений. Только показывал одобряющие знаки поддержки  своих родственникам и друзьям, которые успели приехать в суд.

Защиту бывшего журналиста в суде представляли пять адвокатов, включая Ивана Павлова и Олега Елисеева.  Впрочем, до засекречивания заседания выяснились интересные подробности – следователь попросил удалить из процесса одного из пяти адвокатов Сафронова  - Дмитрия Катчева.

«Адвокат Катчев является свидетелем по делу, мы ему повестку вручили, а он тут сидит и молчит. Допрос завтра в 11», - заявил следователь. Как оказалось, повестку адвокату вручили утром во вторник, когда Катчев приехал домой к Ивану, чтобы участвовать в проведении обыска. Но на обыск его не пустили, как потом не пустили участвовать в допросе. В следственных действиях принимали участие адвокаты по назначению.

«Чем подтверждаете, что вы вручили повестку?» - уточнял у следователя судья Сергей Рябцев.

«Могу показать фотографию корешка повестки на телефоне», - предложил следователь. Судья отказался.

«Я все равно не могу быть допрошен в качестве свидетеля», - возражал адвокат. Он настаивал, что давно представляет интересы Ивана и не может в силу закона об адвокатуре быть свидетелем по его делу.

Судья удалился на десять минут в совещательную комнату, а вернувшись зачитал свое решение на двух листах, в котором действительно решил оставить адвоката в деле.

После этого суд перешел к следующему вопросу о засекречивании процесса – об этом также просил следователь.  «У нас есть сопроводительное письмо, мы просим провести заседание в закрытом режиме, чтобы обеспечить тайну следствия», - не сильно старался обосновать свою просьбу следователь.

«Поддерживаю, - сообщил прокурор, - А вообще я заявляю ходатайство. Это мое ходатайство». Немного запинаясь, гособвинитель стал объяснять суду – что статья 275 УК  «связана с посягательством на безопасность страны». «И конечно, есть необходимость обеспечить тайну следствия», - гособвинитель повторил доводы следователя.

Против закрытия процесса возражали адвокаты. Они настаивали, что такие доводы можно привести по каждому уголовного делу – везде нужно обеспечивать интересы следствия и охранять различные тайны – тайны личной жизни, тайны переписки и многие другие.

«Речь идет о тайне следствия, а не о государственной тайне, судя по тому, что процесс начался в открытом режиме – дело пришло без грифа «секретно», нам также не известно о том, чтобы в материалах были засекреченные документы», - выступал адвокат Павлов. Его поддерживали коллеги – они настаивали, что если такие документы все-таки есть – то можно огласить их в закрытом режиме, а весь процесс провести публично.

«Всем очевидно, что сегодня рассматривают дело журналиста за его журналистскую деятельность. Поэтому процесс должен быть публичным», - выступал адвокат Евгений Смирнов. Впрочем, его слова за всю открытую часть заседания стали единственным публичным заявлением стороны защиты. Судья, не удаляясь в совещательную, на месте засекретил процесс, а прессу вывели не только из зала заседания – но попросили выйти на улицу  - до оглашения решения суда.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari