Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.82
  • EUR89.66
  • OIL41.94
Новости

Глава НТС: Сейчас историческая возможность снизить цены на топливо, вместо этого правительство запрещает импорт

В начале недели правительство запретило ввоз нефтепродуктов в Россию. Запрет на импорт некоторых видов бензина, дизельного топлива и других нефтепродуктов будет действовать до 1 октября.  Глава Независимого топливного союза Павел Баженов рассказал The Insider, что сейчас, когда покупка импортного топлива стала экономически целесообразна, у России есть уникальная возможность наконец восстановить работу ценового механизма и снизить цены, но вместо этого правительство запрещает импорт.

Во-первых, этот запрет фактически был принят ранее. Сейчас идет его формализация, а де-факто, он был принят. когда наше правительство столкнулось с тем, что импорт стал более привлекательным с точки зрения цены, чем внутренние объемы. Покупка импортного топлива стала экономически целесообразна и правительство тут же приняло ряд мер по поддержке российской переработки.

Грузить на внутренний рынок гораздо привлекательнее, чем отправлять на экспорт. Сейчас цены внутреннего рынка значительно премиальнее, чем на экспортные альтернативы. Стройность этой картины нарушает адвентирующий механизм, который изначально был создан как инструмент сглаживания колебаний и балансировки внутреннего рынка. По сути, адвентирующий механизм, в условиях, когда отправка топлива на внешний рынок была более экономически выгодной, был создан для того, чтобы мотивировать нефтяные компании поставлять на внутренний рынок. Но если нет экономического стимула, ручное управление все равно долго работать не сможет. Соответственно, придумали механизм, который несколько раз редактировался и в последней редакции были допущены ряд фатальных ошибок. В частности, отсутствует привязка этого механизма к реальной цене внутреннего рынка. Надо понимать, что адвентирующий механизм привязан к абстрактной цене, условной планке, которая была взята по высокому 2018 году, когда была совсем другая картина. Ее потом понижали, но тем не менее это цена, которая в ближайшей перспективе недостижима для внутреннего рынка.

Первое – это то, что демпфер оторван от реальных цен внутреннего рынка, а второе – раньше изначальная редакция демпфера предполагала нижнюю планку отсечения +/- 10%. Если внешняя конъюнктура выходит за эти параметры, демпфер перестает выплачиваться в нефтяную компанию, потому что он работает и в ту, и в другую сторону. Он давал частичную компенсацию нефтяным компаниям, когда поставлять на внешний рынок было выгоднее, чем на внутренний, и предполагал выплаты со стороны нефтяных компаний. То есть, он должен был забирать часть сверхприбыли. Но проблема демпфера в том, что он работал только в расчетных параметрах. Сегодня демпфер стал работать наоборот и за счет того, что убрали нижнюю планку отсечения и не привязали к ценам внутреннего рынка, произошло то, что демпфер стал самым большим налогом на российский топливный рынок.

Если мы берем бензин за апрель, то с каждой тонны компании выплачивали дополнительно порядка 18 тысяч рублей, если не изменяет память. Это больше, чем акциз на бензин. Если брать цены начала апреля – это около 40% цены без акциза. Даже в условиях, когда у нас внутренний рынок, если мы берем цену в вакууме, по факту у нас переработка ушла в глубокий убыток. Достаточно взять калькулятор, посчитать акциз, дельту, НДС и мы понимаем, что каждая тонна, которая отгрузилась на внутренний рынок, сгружена в минус для завода, несмотря на серьезное снижение стоимости закупки сырья, ведь нефть подешевела у нас в стране, как и во всем мире.

Когда рынок столкнулся с тем, что переработка ушла в глубокий минус, вместо того, чтобы, используя логику и здравый смысл приостановить действия работающего неправильно демпфирующего механизма, наше правительство приняло решение поддержать переработку при помощи перераспределения маржи между розницей и переработкой. То есть искусственно поднять оптовые цены. Для этого были предприняты следующие меры – запрет импорта более дешевого топлива, которое могло бы составить конкуренцию нашей внутренней переработке.

Безусловно, нельзя говорить, что у нас внешний объем пришел бы на рынок и это было бы хорошо для инфраструктуры. Нет, потому что заводы если встанут, снова их запустить будет проблематично, не все выдержат. Суть в том, что у нас производство настолько неэффективно, что внешнее производство намного выгоднее. Виной всему налогообложение на внутреннем рынке. Банальная приостановка действия демпфирующего механизма решит этот вопрос сегодня, если не сейчас. Но нет, вместо этого мы поднимаем оптовую цену и тем самым давая небольшую доходность переработке, при этом убив ценовой механизм, который более-менее действовал на рыночных основаниях. Для этого запретили импорт более дешевого топлива – чтобы оно не составляло конкуренцию внутреннему производству. Для этого снизили вполовину объемы реализации товара на бирже. Плюс, были тактические меры по установке ценовых коридоров для изменения оптовой цены. Все это привело к тому, что в начала апреля и по настоящий момент рост оптовой цены на топливо составил более половины.

В пик кризиса мы вошли с относительно высокой наценкой, и она помогла не допустить совсем негативных последствий. Сегодня фиксируем по всей стране неотгрузки в сторону независимых компаний. Нефтяные компании не запланировали объемы. Биржа сейчас в космосе, возрос спрос на мелкий опт. Естественно, заявки никто не сделал, никто не рассчитывал, что спрос начнет восстанавливаться так быстро и сегодня мы имеем локальную нехватку топлива. Я бы не воспринимал это как системную проблему. Это проблема в моменте очень актуальная и жесткая, но я думаю, что относительно этого будут приняты меры. В целом у нас сегодня топливный сектор и те правила игры, в рамках которого он функционирует, - все разбалансировано по полной программе.

Нормально эта система работать не может, потому что это не система. Тут есть три основных риска. Первое – это риск урона инфраструктуре. Если есть магазин, но нет товара, то неважно какая цена и какое качество, потому что его просто нет. Сейчас нужно обратить внимание на значимость инфраструктуры, которая нами, потребителями, недооценивается.

Второе - эта ситуация создает экономические предпосылки к увеличению доли реализации топлива не пятого класса в стране. Ни в коем случае я не говорю, что это приобрело массовый характер. Я говорю лишь о том, что созданы экономические предпосылки. Все просто – на пятый класс отрицательный демпфер платится, на четвертый класс и ниже – не платится. Если мы берем бензин в 17-18 – это много, это 30-40% цены. Понятно, что это огромный разрыв и существенный стимул для распространения некачественного топлива, несмотря на репрессивные меры. Не то, чтобы некачественного, а не товарного качества, не пятого класса.

И третье, самое важное для народа, для автовладельцев – сегодня есть все экономические условия для того, чтобы цены на топливо пошли вниз. Все экономические условия для того, чтобы цены на топливо снижались, есть. Есть условия для того, чтобы восстановить в отрасли работу ценового механизма, который бы вот этот популистской политикой сдерживания и желанием как можно больше забирать налогов в оптовом сегменте. Вот из-за этой политики у нас топливный сектор в постоянных проблемах.

У нас в вами постоянные инфополосы – то цены растут, то тиграм в клетке мяса не додают, то с качеством проблемы. Почему? Потому что сама по себе система работы разбалансирована донельзя, поэтому постоянные проблемы. И сегодня историческая возможность восстановить работу ценового механизма и снизить цены на топливо, но вместо этого цены идут вверх в силу действий правительства. Отрасль страдает, население обречено на дальнейший рост цен на топливо, пусть и медленный, и регулируемый в рамках инфляции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari