Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.03
  • EUR88.96
  • OIL42.86
Новости

"Данные используют, чтобы угрожать убийством, и полиция никак на это не реагирует" — активисты об утечке данных ЛГБТ-активистов в интернет

Российские ЛГБТ-активисты подали заявление в Следственный комитет после разглашения их персональных данных в соцсети «ВКонтакте». Они требуют найти и привлечь к уголовной ответственности человека под ником Maxim Ivanen, который 24 мая в паблике Worldgetsbetter опубликовал домашние адреса и телефоны 23 ЛГБТ-активистов из разных регионов России. Активисты и правозащитники, с которыми поговорил The Inisder, считают, что после публикации могут начаться угрозы.

Макс Оленичев, правовой советник правозащитной группы «Выход»

Российская Конституция гарантирует каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную тайну (статья 23), а также запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (статья 24). Адрес места жительства относится к конфиденциальной информации и его разглашение без согласия самого человека запрещено законом. Есть случаи, когда такая информация может быть разглашена вне зависимости от воли человека, в государственных, общественных и иных публичных интересах. Но в этой ситуации это не тот случай.

Незаконное распространение информации о частной жизни человека, которая составляет его личную тайну, без его согласия - уголовно наказуемое деяние. Ответственность за него предусмотрена статьей 137 Уголовного Кодекса РФ. Суд, признав правонарушителя виновным, может наложить штраф до 200 тысяч рублей или в размере зарплаты за период до 18 месяцев, либо обязательные работы до 360 часов, либо исправительные работы до года, либо принудительные работы до двух лет, либо арест до 4 месяцев или лишение свободы до 2 лет.В этом случае важна не суровость наказания, а его неотвратимость. Мы считаем, что у государства есть возможности защитить своих граждан и найти преступников. Мы хотим посмотреть последним в глаза и спросить, зачем они публикуют такие списки, подвергая опасности людей.ЛГБТ-люди довольно уязвимы в российском обществе. Не секрет, что в стране до сих пор действуют сотни гомофобных групп, которые призывают дискриминировать ЛГБТ-людей и ограничить их в тех правах, которые есть у гетеросексуальных цисгендерных людей. Ведь ЛГБТ-люди не требуют каких-то особых прав, они хотят иметь все те же права, что и другие члены общества — жить в безопасности, иметь семью и работу, не опасаться за свои жизнь и здоровье.

Закон “о запрете пропаганды” способствует совершению таких преступлений, поскольку преступники уверены, что в отношении ЛГБТ-людей они могут действовать противоправно и что они не понесут никакой ответственности. Но на практике это не так, мы добиваемся приговоров по подставным свиданиям и другим делам, преступники осуждаются на несколько лет реального лишения свободы.Опасность публикации таких данных связана с тем, что, попав в открытый доступ, сведения могут циркулировать долгое время, а какие-нибудь гомофобы захотят использовать эти данные для своих целей. Поэтому ЛГБТ-люди и их сторонники, включенные в этот опубликованный список, в первую очередь опасаются за свою безопасность при высоком градусе гомофобии в российском обществе.

Что касается самих данных, то мы можем подтвердить достоверность только части из них. Некоторые данные устаревшие, что указывает на то, что преступники пользовались информационной базой, которая, вероятно, не обновлялась несколько лет. Каким образом они получили эти данные? Вероятно, купили на черном рынке. И это еще один повод для государства заняться этим делом, чтобы защитить и ЛГБТ-людей от преступной деятельности неизвестных лиц, целенаправленной атаки на них, а также прекратить незаконное циркулирование информации в darknet.

У государства есть обязанность защищать своих граждан и я полагаю, что у него есть все возможности для того, чтобы найти преступников и привлечь их к уголовной ответственности. Было бы желание.

Мы направили несколько заявлений в Следственный комитет России с просьбой возбудить уголовное дело по статье 137 УК РФ, установить личности лиц, совершивших преступление, а также проверить на причастность к совершению преступления организатора паблика “Мужское государство” Вячеслава Позднякова и проверить версию причастности “Пилы” (в сообщениях значатся их хештеги).

Игорь Кочетков, директор благотворительного фонда «Сфера», активист ЛГБТ

Я знаком с этой ситуацией, потому что наша организация тоже с этим работает. Пока подано только два заявления, но я думаю, что и другие активисты подадут жалобы. Главная проблема заключается в том, что никто на такие угрозы никак не реагирует. Периодически появляются угрозы в адрес ЛГБТ-активистов и активисток. Все слышали историю с «Пилой». И даже если угрозы «Пилы» были во многом фейками и реальных действий за этим не стояло, сама по себе публичная угроза убийством – это преступление, независимо от того, собирается ли угрожающий ее выполнять или нет. Это преступление.

Другой пример. Лично мне угрожал в 2019 году некий гражданин Чечни господин Алибасханов. Угрожал в YouTube, и я обращался со своими юристами в полицию по этому поводу. Полиция отказалась возбуждать дело, и я обратился в суд. Суд обязал полицию возбудить дело, но дело до сих пор не возбуждено. Полиция игнорировала просто решение суда. У нас такое бывает, что отказываются возбуждать уголовные дела без всяких объяснений.

Поэтому эта ситуация, когда в публичном пространстве указываются адреса, номера телефонов людей — это, конечно, угроза. Я надеюсь, что на этот раз будут приняты адекватные меры. В опубликованном списке скорее всего адреса регистрации, а не адреса фактического проживания. Мы не знаем, кто где живет. Но имена, фамилии, отчества, указания, к какой организации принадлежит человек, в том числе оскорбительные характеристики, номера телефонов — были. Не у всех, но у некоторых были.

Алексей Сергеев, Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие, активист

На эти жалобы и заявления никак не реагируют силовые органы. Мы подавали жалобы два месяца назад на угрозы «Пилы», и до сих пор никакого ответа от полиции не пришло, хотя мы нотариально заверяли все эти угрозы.

С их угрозами столкнулся я, мой коллега Алексей Назаров, до этого были угрозы в адрес активистки Елены Григорьевой, которую убили в прошлом году. Следствие даже не рассматривало это убийство как что-то из ряда вон выходящее, прошло как бытовое убийство. Может быть, оно и было бытовым, но на все угрозы, которые были до этого, она подавала заявления в полицию, и никаких действий не предпринималось. Вот что важно. Сейчас полиция пытается как-то объяснить свое бездействие тем, что «коронавирус, и не до этого», но они должны были в течение десяти дней отреагировать, а уже два месяца прошло.

Я так понимаю, что и активистка из Комсомольска Юлия Цветкова тоже обращалась по поводу угроз, и опять никакой реакции не было. Мы видим, что силовые органы не заинтересованы в том, чтобы на эти угрозы как-то реагировать. И обратная ситуация, когда им нужно привлечь кого-то — они почему-то быстренько находят и время, и возможности.

Александр Белик, юрист российской ЛГБТ-сети

Обычно мы сталкиваемся с массовыми угрозами, а не с персональными. И наша программа стратегического судопроизводства работает скорее с массовыми угрозами. В индивидуальных случаях человек скорее может получить у нас правовую помощь — мы поможем составить заявление, проконтролируем, чтобы ответ был качественным, но не будем активно выстраивать пиар-сопровождение и планировать обращение в ЕСПЧ.Жаловаться обычно в подобных делах можно по целому букету статей:

1. ст. 20.3.1 КоАП — возбуждение ненависти и вражды — это, по сути, любой гомофобный комментарий — штраф до 20 000;2. ст. 280 УК РФ — призывы к осуществлению экстремизма — это когда ты призываешь убивать геев или публикуешь адреса и призываешь приходить и устраивать самосуд — лишение свободы до 5 лет;3. ст. 119 УК РФ — угрозы убийством — лишение свободы до 5 лет;4. ст. 132 УК РФ — вмешательство в частную жизнь — это как раз про факт публикации адресов без разрешения человека — лишение свободы до 2 лет

По массовым угрозам опыт есть разный. Например, в начале года блогер Володя XXL делал видео про то, что геи — отбросы общества. Прокуратура города Курска тогда возбудилась по этому поводу по статье 20.3.1 КоАП, но о результатах мы пока не знаем, ждем ответа от прокуратуры. Есть такой же положительный опыт у Екатеринбургского Ресурсного центра для ЛГБТ.

Есть и негативный опыт — наши жалобы на гомофобный проект «Пила». Летом 2019 мы призывали подписчиков отправлять жалобы. Тогда нам удалось собрать около 300 обращений в ФСБ, Прокуратуру и СК. Но дело так и не возбудили. Мы продолжаем жаловаться, планируем до ЕСПЧ дойти, если потребуется.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari