Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.62
  • EUR91.31
  • OIL48.36
  • 254
Новости

"Мусорную проблему не решат, только ухудшат экологию" — активисты о 25 мусоросжигающих заводах "Ростеха"

Консорциум из трех государственных корпораций — «Ростех», «Росатом» и ВЭБ.РФ — заключили соглашение о строительстве в регионах России не менее 25 мусоросжигательных заводов, которые будут перерабатывать прошедшие сортировку отходы в электроэнергию. Российский «Гринпис» опасается, что эти заводы значительно ухудшат экологию. «Ростех» не согласен: якобы на их предприятиях будет использоваться «совершенная система фильтрации, которая обеспечивает полное уничтожение опасных веществ». The Insider поговорил с активистами, занимающимися темой отходов в России, о том, действительно ли фильтры смогут сделать процесс мусоросжигания безопасным для экологии.

Анна Гаркуша, координатор экологического движения «РазДельный сбор»

Раздельное накопление отходов никак не препятствует мусоросжиганию. Практика московского и подмосковного раздельного сбора показывает, что львиная доля отходов, даже раздельно собранная, в принципе не может быть отправлена на переработку в силу того, что нет серийных технологий.

На самом деле переработать можно все. Есть зарубежная компания TerraCycle, и она доказала, что переработать можно все, начиная от окурка и заканчивая скамейкой. Все дело в цене. Когда мы говорим, что этот отход неперерабатываемый, мы имеем в виду, что он неперерабатываемый, потому что либо нет серийных технологий для его переработки, либо это слишком дорого.

Когда представители «РТ-инвест» на своих ресурсах убеждают нас, что всегда будут неперерабатываемые отходы говорит о том, что у нас всегда будут неперерабатываемые отходы, и поэтому их надо сжечь, у меня возникает вопрос: а почему мы должны генерировать неперерабатываемые отходы?  Почему мы не можем поработать над материалами и над форматами продаж до того, как эти отходы образуются? Почему мы не можем позаботиться о том, чтобы их не было?

И это трагедия нашей системы. Система обращения с отходами должна быть системой управления отходами. Мы должны не бороться с отходами, которые уже произвели, а управлять количеством и качеством отходов, которые мы производим.

В 89-ом федеральном законе «Об отходах производства и потребления» есть статья 3 пункт 2, где перечисляются способы обращения с отходами в приоритетной последовательности. Сначала нужно сокращать образование отходов, затем внедрять раздельный сбор, затем переработку, последним идет сжигание как наименее приоритетный способ обращения с отходами.

Производство, прежде всего, должно принять все меры, чтобы неперерабатываемые отходы не появлялись. В повседневной жизни вы будете покупать в свою тару, ходить со своим стаканом, не будете ходить туда, где продают фаст-фуд в одноразовой посуде. Если же нельзя избежать одноразового, вы будете стараться, чтобы это одноразовое было обязательно перерабатываемым. И вы внедрите раздельный сбор, чтобы это одноразовое не пачкало друг друга, чтобы сразу можно было это передавать на переработку. Чем больше сил и средств вы вкладываете в верхнюю часть этого списка способов обращения с отходами, тем дешевле вам обойдется работа на нижних ступенях.

Но в 2015–2016 годах в первую очередь начали давать поддержку мусоросжиганию. Раздельный сбор никто не хотел обсуждать, зато мусоросжигательные заводы уже впихнули в проект «Чистая страна». Это нарушение иерархии, прописанной в законе, значит — преступление.

В декабре в 89-ый закон ввели понятие «энергетической утилизации». Сделано это было для того, чтобы хоть как-то достичь показателей нацпроекта «Экология». Потому что при подготовке этого нацпроекта туда поставили цифру: увеличить долю утилизации до 36% отходов к 2024 году. При нынешней нормативно-правовой базе, которая не учитывает иерархию, этих 36% достичь невозможно. Значит, ее нужно менять — но есть серьезные силы, которые хотят мусоросжигательные заводы. Они пришли и сказали: зачем переделывать всю нормативную базу, когда можно просто назвать сжигание энергетической утилизацией?

Вместо изменения нормативно-правовой базы власти переименовали сжигание в «энергетическую утилизацию»

Энергия от сжигания отходов не может быть признана возобновляемой. 35-ый федеральный закон «Об электроэнергетике» однозначно гласит: отходы, произведенные с использованием углеводородного сырья, не могут быть возобновляемым источником энергии. Однако то, что в твердых коммунальных отходах большой процент содержания пластика и резины, никого не смутило.

Полученная энергия будет очень дорогой, за эти деньги ее добровольно никто не купит, поэтому ее будут продавать через механизм договора поставки мощностей, так называемый ДПМ. Оптовый потребитель, крупное предприятие, заключает договор и не может уклониться от покупки дорогой энергии. Если он хочет, чтобы к нему в сети поступала энергия, часть ее он должен купить по этому «зеленому» тарифу — будто бы он таким образом способствует развитию зеленой энергетики.

Сейчас будет коллапс, связанный с тем, что оптовые потребители энергии не захотят платить за это. Энергии и так много, в России ее профицит. Дополнительная энергия втридорога никому не нужна. И ни у кого не возникает сомнений, что эти заводы будут грязными. Все экспертизы, все слушания, которые проводились по этим заводам, проходили с нарушением законодательства.

Евросоюз год назад принял решение, что они больше не субсидируют мусоросжигательные мощности в Центральной Европе. Например, Франция может строить новый мусоросжигательный завод, но за свой счет, а не на средства ЕС. Сейчас мы переводим достаточно свежий зеленый пакт Евросоюза, и там написано, что пластик не должен попадать в окружающую среду — ни в энергию через мусоросжигание, ни на помойки, только на переработку.

Вера Керпель, активистка общественного движения «Против мусоросжигательного завода в Казани. За раздельный сбор и переработку отходов»

Нельзя верить заявлениям «Ростеха». Информация, которую они выдают в своих пресс-релизах, искажена. «Суперновые технологии» и утверждение о том, что не будет никаких выбросов, что будет сжигаться только то, что не подлежит переработке — полное вранье. Мы можем сказать это однозначно, потому что у нас в распоряжении есть заключение государственной экологической экспертизы по мусоросжигательному заводу, который запланирован под Казанью.

Если поделить сумму инвестиций, которую они озвучили, на количество заводов (то есть 600 млрд рублей на 25 заводов), получается 24 млрд на каждый завод. Если мы учтем, что запланированная мощность Казанского НПЗ — 550 тысяч тонн каждый год, это значит, что сжигать они планируют весь мусор, который образуется в городе, практически без сортировки, потому что больше мусора просто нет. В территориальной схеме говорится, что более 50% твердых коммунальных отходов могут быть переработаны, но этот же документ устанавливает, что почти все (до 94%) будет сжигаться.

Если такие заводы построят, то, видимо, такая же ситуация ждет другие города-миллионики, и не только миллионники. Давно замахивались, например, на Сочи, говорят, что в Крыму хотят строить такой завод.

Завод под Казанью будет выбрасывать 480 тонн загрязняющих веществ ежегодно, включая такие загрязняющие вещества, как диоксины и фураны. То, что это суперсовременный завод, построенный по наивысшим требованиям, — неправда, потому что у компании, которая является посредником в строительстве, самый простенький проект мусоросжигательного завода, самый дешевый — соответственно, с наихудшей системой очистки. Что касается полигонов, по документам нашего завода мы видим, что по массе остается больше 30% золошлаковых отходов. То есть по массе мы уменьшаем исходный мусор всего в 3 раза. Смысла в этом никакого нет. Золошлаковые отходы от сжигания мусора нужно где-то захоранивать. Это должен быть специальный полигон промышленных отходов, золошлаковые отходы более опасны, чем обычный мусор.

У нас сейчас пытаются все вывернуть так, что якобы Евросоюз в связи с пандемией коронавируса отменил раздельный сбор, стало слишком много мусора, и они срочно начали строить 30 новых заводов. Это некорректно. Сейчас в качестве крайней меры сжигаются отходы домохозяйств, где были подтверждены случаи заражения коронавирусом. А в остальном отходы по-прежнему сортируются, как и до пандемии. ЕС идет по пути отказа от сжигания мусора. К 2035 году члены ЕС должны достичь уровня переработки в 65%, и сжигание переработкой не является. У нас же это признано «энергетической утилизацией».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari