Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.03
  • EUR88.96
  • OIL43.24
Новости

"Пожертвования сократились, государство нас не поддерживает, а волонтеров штрафуют". Благотворители о ситуации в период эпидемии и кризиса

Из-за пандемии и экономического кризиса благотворительные организации в России оказались на грани выживания. Руководители нескольких НКО рассказали The Insider, что компании и частные жертвователи сократили поддержку, из-за чего многие важные проекты пришлось свернуть, в регионах не хватает волонтеров, а средства защиты и продуктовые наборы благотворителям приходится покупать на деньги из своего кармана.

Владимир Берхин, президент благотворительного фонда «Предание»

Первое, с чем мы столкнулись, – начали отваливаться жертвователи, сокращается поток пожертвований от частных лиц, потому что люди беднеют и со страхом смотрят в будущее, и очень сильно сократился поток пожертвований со стороны малого и среднего бизнеса. Какие-то проекты уже приходится сворачивать. Например, «Больничные клоуны» - очень хороший, но дорогой проект. Он требует довольно много денег, которые идут  на зарплаты, потому что в нем работают профессионалы. Этот проект свернули до лучших времен. Пытаются как-то уйти в онлайн, но в целом проект свернут, потому что денег нет.

У нас девять программ разных направлений, но в этих направлениях может быть много отдельных проектов. Есть программа «Болезнь не будет ждать» - это помощь людям с разными болезнями и решение локальных проблем здесь и сейчас. Там их сотни. А есть программа «Люди в беде», которая у нас активируется, когда случается какое-нибудь заметное ЧП - наводнение, большие пожары, и тогда мы эту программу реанимируем, собираем средства и получается проект, как был проект «Наводнение в Иркутской области» полгода назад или немного больше. Там мы занимались тем, что собирали деньги, сушили дома и всякое такое. Проблема решена и уже не так актуальна, и вот пока это переориентировано на коронавирус, а там посмотрим, что будет.

Это всегда так - сначала начинают жертвовать больше, потому что благотворители бьют в колокола и у них есть некое возбуждение, но дальше перспективы несильно хорошие. Пока, слава богу, хватает энтузиазма на волонтерский труд и на пожертвования, но это будет уходить. Невозможно жить на энтузиазме вечно.

Пока, слава богу, хватает энтузиазма на волонтерский труд и на пожертвования, но это будет уходить

Государственной поддержки мы не получаем, мы принципиально так ориентированы. Мы два раза получали государственные гранты – президентский и грант мэра, но это были сторонние, что называется «сайд-проекты». Мы могли этого просто не делать и ничего бы не потеряли. Не то, чтобы это было дело жизни или что-то самое важное. В этом смысле мы пользуемся государственной поддержкой, но напрямую, чтобы существовать – нет, мы не рассчитываем на государство просто потому, что не умеем это делать.

Некоторое время назад благотворительные организации отправили письмо Мишустину. В этом большую роль сыграло благотворительное собрание «Все вместе», это организация, которая объединяет 57 московских фондов. Там довольно сложные условия членства, поэтому этих организаций не очень много. Было письмо Мишустину с просьбой несколько облегчить благотворительным организациям жизнь. В общем-то нас услышали, отложили сроки отчетности, заморозили проверки – такие вещи сделали. Это, конечно, какая-то поддержка. Если сейчас к какой-нибудь организации еще и проверка придет – будет совсем неинтересно никому.

Есть довольно понятные способы поддержать нас со стороны государства не деньгами, а, например, предоставив налоговые льготы бизнесу, который занимается благотворительностью. Эти льготы существовали когда-то, но в 2002 году был отменены президентским указом, потому что начали плодиться фальшивые благотворительные организации. В общем, может быть, сейчас это можно сделать заново, только с лучшим контролем и более эффективно работающими правилами. НКО стало много, они стали гораздо умнее и гораздо лучше научились работать почти со всеми слоями общества.

Помочь фонду "Предание" можно здесь

Ольга Глухова, исполнительный директор благотворительного фонда «София»  

Наш фонд помогает пожилым людям – как старикам в домах престарелых, так и одиноким пожилым людям, которые нуждаются в поддержке, у кого нет родных или другая сложная ситуация. В связи с эпидемической обстановкой именно старички - наша целевая группа - оказались самыми уязвимыми. Работы много, много обращений. И люди, и компании откликаются, и это радует.

Нам жертвуют через сайт, как и раньше жертвовали, может, даже чуть больше. Уже и новенькие появляются, компании и коллективы, сотрудники на удаленке или те, кому специфика не позволяет сейчас работать в полную силу на самоизоляции. Они хотят как-то приложить свои силы и предлагают волонтерские услуги.

К сожалению, это в основном москвичи, и мы не можем их занять, поскольку наш фонд работает с регионами, где больше нуждающихся. В регионах волонтеры нужны, и мы с радостью их принимаем. Если говорить о новых проектах, то сейчас мы запустили акцию по доставке одиноким старикам продуктовых наборов. Одиноким старикам наборы приносят соцработники, но не у всех это организовано. Мы хотим порадовать, и бесплатно приносим такие наборы на те деньги, которые есть. В разных регионах деньги поступают, и мы работаем с регионами по очереди. Мы стараемся сделать так, чтобы у стариков были запасы крупы на месяц, ведь где-то очень тяжелые случаи с точки зрения изоляции. Они и так одиноки, но раньше они могли выйти и с соседями пообщаться.

У нас молодые ребята собрались и поехали на 300 километров вглубь Калужской области и сами участвовали в доставке.

Второй проект – обеспечение защитными средствами как самим стариков на случай, если кто-то к ним пришел, чтобы они всегда могли маску надеть или что-то обрызгать дезсредствами, так и волонтеров и соцработников, которые помогают старикам.

На это мы собираем деньги и передаем в разные регионы. Где-то волонтеры проводят мастер-классы, учат стариков, как пользоваться дезсредстами и перчатками, как обработать их. Мы не можем выдавать бессчетное количество пачек, к сожалению, потому что все подорожало. Масок вообще нет, поэтому в основном оплачиваем марлю, а дальше волонтеры на местах шьют многослойные марлевые маски. В больнице с коронавирусом они не сработают, но защитить от контакта на улице они могут.

Масок вообще нет, поэтому в основном оплачиваем марлю, а волонтеры шьют многослойные марлевые маски

Вот два больших новых проекта, остальное, что мы делали – все продолжается.

С домами престарелых мы тоже работаем. Мы сейчас оплачиваем счета за дезсредства и перчатки для сотрудников, чтобы они не заразили стариков. Дома престарелых сейчас оказались везде на обсервации. Сотрудники живут безвыездно, вахтовым методом, на две недели заезжают и там живут.

Проблемы с пропускным режимом чаще всего решаются, администрация идет на встречу. Организованные волонтеры, когда выходят, сразу говорят, что они волонтеры, и все решается. И в Москве тоже.

Государственной поддержки у нас нет. В данный момент реализуется президентский грант, но не на содержание фонда.  По закону о благотворительной деятельности 20% всех поступающих средств мы имеем право потратить на административно-хозяйственные расходы, но мы этого не делаем. Учредителем нашего фонда является бизнесмен и он оплачивает расходы на аренду и зарплату сотрудников.

С точки зрения пожертвований уровень в нашем случае не упал, но он и не был высоким. Это быстрее коснется фондов, которые собирают на лечение и у которых основной доход – поступление средств.

Понятно одно - мы переходим на более скромное существование. Не только фонды, а все мы. Наверное, даже весь мир.

Помочь фонду «София» можно здесь.

Анна Битова, директор Центра лечебной педагогики в Москве  

Мы общественная благотворительная организация «Центр лечебной педагогики», и у нас ситуация не очень хорошая. Мы занимаемся с детьми и взрослыми с нарушениями психического развития и сейчас в карантине мы перевели занятия на онлайн. Было немного сложно, но сейчас больше половины семей продолжают занятия. Мы также оказываем психологическую поддержку. Волонтеры при необходимости помогают семьям, если есть какие-то проблемы. Например, когда заболела мама, с девочкой кто-то по очереди сидит. Другая мама вышла на работу, соответственно к ним домой ходят люди и сидят с молодым человеком, пока мама-медик ходит на работу. В общем, мы сейчас пытаемся поддержать семьи разными способами, готовимся доставлять продукты. Следим за ситуацией и надеемся, что не упустим никого и вовремя поможем.

Есть у нас деятельность в интернатных учреждениях, сейчас поддерживаем ребят, проживающих в интернатах, по Skype и Zoom. Никакого доступа нет, зато появилась возможность забирать ребят, уже забрали уже шесть взрослых. Сегодня, надеюсь, будет решение и еще нескольких детей заберут на время карантина, чтобы их немного поменьше стало. Волонтеры забирают их к себе домой. У нас есть квартиры с сопровождением и проживанием,  туда мы сейчас селим волонтеров, это делает фонд «Жизненный путь».

Сейчас рассматривается создание сменных бригад, чтобы они могли и в интернате помогать. В интернатах проблемы с персоналом, не все могут работать в таком режиме. Они сейчас работают в режиме по две недели, вахтами. Им не хватает людей, они просят о помощи. С другой стороны, когда люди живут в таком большом коллективе, это повышенный риск заболевания, поэтому лучше их разобрать по домам. Мы хотели бы делать все более масштабно, но на сегодня это затруднительно, потому что немного желающих

Конечно, все непросто. Не все готовы работать на коронавирусе. Тем не менее, некоторые герои есть и это нас защищает и поддерживает.

Тем не менее, некоторые герои есть и это нас защищает и поддерживает

Что касается самой организации, то у нас сейчас большие финансовые проблемы. У нас отпало несколько крупных доноров, есть опасения относительно бюджетных денег, которые мы получали, это ежегодное получение средств на реабилитацию. Мы поддерживали большое количество московских семей с инвалидностью, проводили с ними занятия, реабилитацию и терапию. Мы продолжаем это проводить и ждем, когда будет конкурс. Мы ждали его три месяца, а потом его вообще отменили. Не знаю, когда его теперь объявят и будет ли он. Это серьезная вещь, потому что это наш персонал, который много лет отбирался, это наши главные специалисты и мы фактически можем в какой-то момент оставить их без зарплаты, потому что завтра можем оказаться совсем без денег.

Мы выполняем обязательства перед семьями, а государство по закону должно нам компенсировать расходы. Но вот, например, в Питере просто прекратили компенсировать, а у нас пока непонятно, мы сейчас сдали документы и акты об оказании услуг, и если нам сейчас не компенсируют расходы, то это будет катастрофа.

Что касается пожертвований, то мы сейчас объявили акцию по сбору,  просим, чтобы люди подписывались хотя бы на 100-300 рублей в месяц. Для обычного человека это ничего не значит, а мы надеемся, что хотя бы что-нибудь соберем. Люди отзываются. Понятно, что они не будут нас каждый месяц спасать, и что делать в следующем месяце, я не знаю.

Государство нас не поддерживает. Малый бизнес поддерживают, а НКО как будто бы и нет. Вроде бы обещают уменьшить сборы, налоги и что-то еще  отложить. Что-то говорили о финансовой поддержке в размере одного МРОТ, для нас это было бы счастье. У нас низкий уровень заработной платы, и если бы мы всем могли выплатить дополнительный МРОТ, нас бы это поддержало.

Помочь Центру лечебной педагогики можно здесь.

Елена Альшанская, директор фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Мы картину первого квартала увидим только в мае, но уже видно, что количество крупных пожертвований сокращается, потому что у людей меняется жизнь. Тем не менее критичного оттока за март мы пока не увидели. Посмотрим, что будет за апрель. Одновременно с этим у нас  увеличиваются расходы. К нам начинают обращаться те семьи, которых мы поддерживали уже только психологически и юридически, которые вышли на самостоятельную и более или менее нормальную социальную жизнь, а теперь оказались в ситуации потери жилья, потери работы, им уже даже продукты надо покупать, мы этого никогда раньше не делали.

Детские дома закрыты с февраля. У волонтеров нет доступа, но мы постепенно переводим все в режим онлайн, постараемся выстроить видео-форматы. Большая часть учреждений на эти видео-форматы уже перешла.А еще, мы договорились с департаментом Социальной защиты Москвы, и дети уходят из учреждений в семьи хотя бы временно, на период карантина, к волонтерам, к приемным родителям, которые закончили Школу приемных родителей. Троих детей забрали, еще десяти сейчас оформляют документы, и волонтеры заберут их на время карантина к себе. При этом оформляется гостевой режим, при котором нет выплат. Все расходы за счет приемных семей. Там есть дети с ограниченными возможностями здоровья, в первую очередь мы пытаемся их устроить. Уже пошли обращения семей, которые просят у нас поддержки. Это серьезная нагрузка на бюджет, особенно ребенок с инвалидностью, которому помимо питания нужна куча всего.

Сейчас наши пожертвования и запросы разойдутся в разные стороны. Пожертвования будут падать,  запросы же расти серьезнее, чем мы привыкли. Раньше чисто материальных запросов в наш фонд было не очень много, потому что мы в основном занимаемся социальной работой. А сейчас к нам пошли заявки на помощь продуктами, деньгами из регионов, а мы в целом работаем с семьями в кризисе только в Москве и области. Мы сейчас активно ищем контакты коллег, чтобы людям какую-то информацию передавать. Понятно, что помогать семьям деньгами и продуктами по всей стране мы не сможем.

Помочь фонду «Волонтеры в помощь детям-сиротам» можно здесь.

Алена Садикова, директор кризисного центра «Китеж»

С финансовой точки зрения мы еще не совсем поняли, что с нами будет. Знаю, что коллеги жалуются, что пожертвования уменьшаются. У нас есть Ростелеком, наш основной благодетель, который оплачивает наши базовые потребности. Будем пытаться с ними продолжить работу.

Но очевидно, что какие-то непредвиденные расходы у нас сейчас появятся.

К счастью, появились и люди, которые оказывают волонтерские услуги, они помогают женщинам, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Они их находят и помогают им выбраться. Сейчас это нелегко сделать, но небольшой успех в волонтерской активности есть.

Есть группа волонтеров, которые собирают для нас продукты, вещи и сопровождают женщин. Есть люди, которые написали через мессенджер Facebook и приобрели продукты, договорились о доставке, сами все оплатили. Есть хорошие люди, которых хочется поблагодарить.

Есть люди, которые приобрели продукты, договорились о доставке, сами все оплатили. Есть хорошие люди, которых хочется поблагодарить

Наш приют сейчас на карантине. У нас есть размещение на арендованной квартире и есть гостиницы, в которые на время кризиса безвозмездно поселили несколько человек.

От государства никаких предложений о поддержке пока не было. Бизнес, кафе и гостинцы предложили сотрудничать. Сейчас это сложно организовать, но мы попробуем. Мы не понимаем, как самим быть с пропусками, потому что непонятно, можем ли мы работать с пропусками или нас будут штрафовать. Я боюсь на своей машине ездить, потому что штраф для организации слишком высок, и я не хочу рисковать такой суммой. У нас есть партнеры, которые бездомным помогают, и их уже оштрафовали. Жду, пока ситуация немного прояснится.

До мэрии невозможно дозвониться, надеюсь, что в ближайшее время мы с ними свяжемся и еще раз попытаемся выяснить, что там с пропусками. Наши коллеги тоже пытаются это делать.

Помочь кризисному центру «Китеж» можно здесь

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari