Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.19
  • EUR88.63
  • OIL43.87

Владимир Путин объявил, что нерабочие дни с сохранением заработной платы будут продлены до 30 апреля. При этом ни о каких мерах поддержки бизнеса речи не идет. The Insider поинтересовался у представителей малого бизнеса, как они собираются платить зарплаты своим сотрудникам, если их предприятия не будут работать. И получил неутешительные ответы: на зарплаты сотрудникам рассчитывать не приходится, - кафе, бары, фитнес-центры, магазины и туристические компании находятся сейчас на грани разорения.

Наталья Давыдова, владелица бара "Молодость"

Заведениям можно доставлять еду, и мои сотрудники работают. Они принимают заказы, готовят еду, отвозят ее. Мы не идем против закона, просто работаем и получаем свою зарплату за то, что работаем, а не страдаем х**ней дома. Плюс мы проводим генеральные уборки, обучение и тренинги. Мы строим планы на здоровое будущее. Если мы просто закроемся, как сделали 95% заведений Москвы, к сожалению, нам будет очень сложно — почти невозможно — открыться, потому что 80% дохода сотрудников — это чаевые, они не могут получать чаевые в неработающем заведении, поэтому мы развернули все таким образом, что ребята получают за смену, осуществляя доставку и обучаясь. А посадить людей в ресторанном бизнесе по домам, как сделали Раппопорт, Новиков, я не могу. У меня есть друзья, которые работали у Раппопорта, сейчас они сидят дома, кто-то уволен, кто-то просто без зарплаты с тремя детьми. У меня другая позиция по отношению к моим сотрудникам.

Юлия Ярмолик, директор фитнес-центра ALEX FITNESS "Москва"

Возможности платить зарплату сотрудникам у нас нет. Тяжело бизнесу сейчас. Всем очень сложно. Очень хочется получить поддержку от государства в этом непростом деле. Мы дорожим своими сотрудниками. Естественно, ни о каких прибылях речи быть не может, лишь бы только удержать сотрудников.

Поддержки от государства, к сожалению, нет. Только указ сохранить заработную плату. Как вы понимаете, услуги сейчас продавать невозможно. Конечно, делаем какие-то онлайн продукты, но это все так себе. Лишь бы клиентов не потерять сейчас тоже. Сейчас все они в такой ситуации. Никто деньги не хочет тратить ни на что, потому что такая же ситуация у всех на работе. Ужасная ситуация, очень тяжелая. Если бы государство нас поддержало, фитнес-индустрию. Даже не нас, собственника, а сотрудников.

Александр Лагин, владелец бара «Подозрительные лица»

Если честно – не представляю абсолютно, как мы продержимся. Веранды будут открывать только с 15 июня. Понятно, что все переносят, но то, что сейчас мы еще четыре недели сидим на карантине… Я не понимаю, как мы будем выживать.

У нас, к счастью, персонала немного. Мы, возможно, еще как-то вытянем. Нужно сейчас считать. Если бы у нас был штат на пять человек больше, чем сейчас, мы бы точно не протянули. Сейчас как-то что-то будем делать. Какого-то четкого плана действия пока в голове в принципе нет.

Дмитрий Ицкович, издатель, ресторатор, создатель «Проекта О.Г.И.» и рюмочной «Зинзивер» 

У нас то же самое, что и у всех. У людей могла быть разная стратегия – консервативные, агрессивные, но накоплений у операционного бизнеса никаких нет и не бывает. Без текущих продаж и без текущего режима работы это остановка на паузу - и смотреть, что будет. У какой-то части бизнеса, который встроен, например, в сервис, где может быть параллельно государство, корпорации и идеи по доставке – такой бизнес будет продолжаться и как-то жить. Но  вот у нас рюмочная, это городской сервис, сервис городских пространств, а не «пищевка». Это не продукты первой необходимости. Может, они и первой необходимости, но по-другому устроены. Мы попробуем частично перестроиться на доставку, где сможем. Если не сможем – остановимся, подождем, когда все закончится, и будем считать, что начинаем заново на том же месте.

В том режиме, в котором мы живем, у нас нет возможности выплачивать сейчас зарплаты сотрудникам. Вот есть у тебя небольшая лавка по продаже кофе. Ты продал кофе - заплатил зарплату. У тебя весь продукт, который ты продаешь, распределен – часть на аренду, часть на зарплату, часть на налоги, часть на закупку и часть на прибыль. Это довольно жесткая экономика. Если кому-то повезло, и он накопил сколько-то денег, личных уже денег, практически выведенных из бизнеса, платить зарплату – это благородно, понятно, и если есть такая возможность, наверное, это возможные проекты. Но не каждый готов входить в положение, потому что этих положений много и много разных людей.

Много арендаторов, которые по-разному относятся к текущей ситуации. Кто-то считает это форс-мажором и будет пытаться не требовать аренду, а кто-то не считает, но плачет, что у него сверху тоже и налоги, и никто не отменял коммуналку. Целевой расходник никто не отменял – ни проценты по кредитам, ни по чему. То же самое касается и сотрудников. Например, нет денег у этого конкретного предприятия, которое живет с оборота и стратегических накоплений. Пожелание всем платить зарплаты — это прекрасно, но как это сделать…

Есть немецкая стратегия – они дают кредиты всем практически беспроцентные, чтобы они в этой ситуации выживали. Потом, когда-то медленно этот процент надо будет отдавать или не отдавать, или его спишут. В нашей экономической жизни я о таком никогда не слышал и не представляю, как это может быть организовано. Пока стратегию регулирующих органов, власти до конца понять трудно. Какое-то там постановление по всякой помощи – налоговой, ослаблении контроля, проверок: «Давайте ребята, воруйте». А что воровать-то? Мы бы рады, давайте все заниматься серыми схемами. В чем эта история, если ходить по улицам не очень можно? Или можно, но непонятно, как и с какими штрафами? Эта проблема не новая, она менялась в разные стороны – то лучше, то хуже, но, кажется, правила игры до конца не определены.

Евгения Галактионова, совладелица магазина украшений "Двенадцать"

Минимальный срок карантина во всем мире сейчас два месяца. Поэтому когда объявили каникулы на неделю, сразу было понятно, что с того момента нужно отсчитывать два месяца.

У нас налажен интернет-магазин. Если курьеров не отменят, мы, может быть, как-то протянем. Понятно, что к этому все шло, но оптимистичного прогноза у меня нет. В то же время, у меня нет никаких претензий. Я понимаю, что это необходимо, но будем что-нибудь предпринимать.

Когда люди хотят что-то делать, они не живут в расчете на то, что их будет государство поддерживать. Это как выходить замуж и думать о том, как будет в разводе.

Никакие мои проблемы, связанные с деньгами, не сравнятся с проблемами, которые будут у сотрудников. И я их прекрасно понимаю. Я бы рада что-нибудь сказать, типа «долой» или «да пусть» или «давайте выплатим», но я же понимаю, что, когда ты открываешь свое дело, ты берешь на себя все риски.

У нас магазин с семью дизайнерами. В одиночку мы бы точно не выжили, но поскольку нас семеро, делим расходы поровну. Поэтому наша модель значительно более выигрышная, чем отдельный бизнес. Если раньше у нас расходы были пропорциональны доходам – кто больше заработал, тот  больше заплатил, сейчас мы  перестроились так, что каждый оплачивает за месяц содержание магазина и двух сотрудников на минимальной зарплате. Мы прикинули и сейчас из выплат удержали эти деньги. Апрель мы точно проживем. Думаю, что так. Благодаря тому, что нас несколько, мы достаточно гибки в этом вопросе. Я знаю, что есть люди, которым повезло гораздо меньше.

Олег Кодола, «Независимые гиды» и ООО «Белое море»

У нас есть наработанная подушка – мы будем содержать наши сервера, платить за работу айтишникам и бухгалтерам. С одной стороны, мы понимаем, потом начнутся майские и они тоже выпадут сразу из всего этого. Правительство наверняка использует такой повод, чтобы продлить карантин. Поэтому мы сейчас переориентировали работу продажников и всего остального на июнь, июль даже, некоторые позиции мы снимаем с продаж дабы не подвести людей в случае чего. Концентрируемся, а что делать. Будем выживать, пока сможем. Если сервера наши остановятся и перестанут работать – значит мы умерли.

В летний период у нас человек пятьдесят сотрудников. В зимний - человек десять постоянно работают.  Мы договариваемся со всеми своими, потому что у нас достаточно плотная команда. Где-то снижаем зарплаты, договариваясь со своими работниками, где-то урезаем свои расходы. Экономим как можем, куда деваться.

Елена Соколова, владелица сети ресторанов "Бобры и утки"

Скорее всего пережить этот месяц мы не сможем. Я не понимаю, все в ступоре. Зарплаты сотрудникам мы платить не сможем. Доставка пока спросом практически не пользуется. Может быть, еще наберет обороты, но, возможно, придется закрывать и эту опцию. Пока у меня нет никакого понимания.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari