Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.30
  • EUR95.46
  • OIL84.85
Поддержите нас English
  • 439
Новости

Пьеса строгого режима. Замглавы ФСИН Максименко о Сенцове, Дадине, пытках и репрессиях

Украинскому режиссеру Олегу Сенцову, осужденному в России по обвинению в терроризме, предложили поставить свою пьесу в колонии. Об этом сообщил заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко. По его словам, это «лучше, чем работа на лесоповале». Максименко также рассказал, что Сенцов после выхода из голодовки набрал 10 килограммов и по-другому взглянул на жизнь в тюрьме.

Максименко занимает свой пост с 2016 года, он не слишком часто выступает публично, но его взгляды на многие аспекты «исполнения наказаний» довольно своеобразны. The Insider собрал наиболее интересные выступления чиновника. 

О жизни Сенцова в колонии после голодовки

С учетом того, что он пишет сценарии и даже дистанционно дает указания о том, как ставить свои пьесы на Украине, руководство колонии предложило ему подумать над тем, чтобы поставить одну из своих пьес на территории колонии. Все-таки он режиссер и, наверное, было бы лучше, если бы занялся этим вместо работы где-нибудь на лесоповале.

У него все нормально, лечение практически закончено... По итогам своего опыта он даже хотел написать что-то вроде пособия для людей, выходящих из голодовки и находящихся в болезненном состоянии в связи с этим, а также для людей, страдающих анорексией. Но потом отказался, потому что он всего лишь сам четко исполнял все установки врачей.

Сенцов не сидит, не лежит, а работает целыми днями и постоянно просит бумагу. Он пишет книги, сценарии, отвечает на большое количество писем.

По его мнению, когда он был свободным человеком, его отвлекала беготня, суета, а здесь у него много свободного времени, и он понял, что для человека ценнее семейных отношений - забота о близких, воспитание детей - нет ничего. Это самая большая ценность, которая есть, и люди зря тратят время на ссоры. Он хочет написать это в юмористическом жанре, высмеивая пустые разногласия между людьми.

ТАСС

О меню Сенцова после выхода из голодовки

(10 октября)

Сегодня на завтрак были жидкая каша с добавлением меда, чай и кисло-молочные диетические продукты с повидлом. На обед - куриный бульон, белое мясо курицы, картофельное пюре на молоке и паровые тефтели.

РИА «Новости» 

(16 октября)

Например, сегодня утром на завтрак у него была овсяная каша, кисломолочные продукты, включая йогурты, паровые мясные шарики. На обед - суп с картошкой и мясным бульоном с кусочками говядины, на второе - картофельное пюре с паровой говядиной, овощи и кисель. На ужин - рыбное суфле с припущенным диетическим соусом, гречневая каша, салат из тертой моркови, сладкий чай и печенье. На полдник - стакан кефира.

ТАСС

О пытках Ильдара Дадина в колонии

Руководство ФСИН России выражает благодарность правозащитникам, а также представителям средств массовой информации и блогосферы, которые в данной ситуации не поддавались на провокации, за то, что всем, кто никогда не был в местах лишения свободы, доходчиво и ясно подтвердили мои слова о том, что Дадин — это просто очень талантливый имитатор с великолепным артистизмом и потрясающим воображением. (О пытках в сегежской колонии подробно рассказала жена Ильдара Дадина Анастасия Зотова).

РИА "Новости"

Об обращении с заключенными

Вообще во время этапирования арестанта из места отбывания наказания на лечение в гражданскую больницу согласно нашей инструкции наручники применяются крайне редко. Скажем, если человек пытался сбежать, напасть на других... И кстати, мы давно запретили надевать наручники на женщин-заключенных во время родов.

«Московский комсомолец» 

О пытках

Что касается пыток, то давайте сразу разберемся. Пытки — это когда человека пытают, чтобы что-то выведать у него, узнать, например, военную тайну. Немцы во время войны пытали или, может быть, недобросовестные сотрудники правоохранительных органов этим занимаются, вместо того чтобы собирать улики. Пытать человека в тюрьме или колонии нет никакого смысла.

Газета.Ру

О памяти жертв политических репрессий

Что, извиняться перед жертвами… Давайте просто подумаем. Террор, да, он, в общем-то, был. Я просто чего думаю? Здесь ситуация-то в чем, если по логике судить? То, что, на мой взгляд, выносили приговоры-то… ФСИН – это исполнение приговора и решение суда, вот в чем все дело. Судебная власть, она же у нас независимая всегда была. Правильно? Вы как считаете? Если вы меня лично, как человека, спрашиваете, я скажу: конечно, да, это день такой, скорбный, в общем-то, серьезный день. Много людей, в общем-то, погибло, много было пострадавших. Здесь это вне всякого сомнения. Это даже не обсуждается.

А как действующие работники, сотрудники, те люди, которые служат сейчас, конечно, они к той далекой эпохе, которая была почти 100 лет назад, 80, даже близко никто отношения не имеет. Совсем другие люди, воспитанные совсем в других традициях. Это люди, я вам скажу, современной, новой, молодой России, они красивые в основном, хорошие, добрые, не все такие, как в Ярославле, далеко не все. Правда, не все. Дебилы, конечно, тоже встречаются. А где их нет? К большому сожалению.

"Говорит Москва"

О "лагерях для евреев"

Более двух лет назад к нам обратились представители еврейских общин страны с просьбой создать колонию для граждан еврейской национальности. Они предлагали взять на себя полностью все благоустройство, говорили, что обустроят ее настолько хорошо, что это будет не пятизвездочный отель, конечно, но очень-очень хорошая колония, где каждый осужденный будет обеспечен работой, за его исправлением будут внимательно следить, и так далее.  Идея-то, в общем-то, может быть, и неплохая. Но вы представьте, как это могло выглядеть, какие аналогии могли бы возникнуть в ответ на новость «Во ФСИН создаются отдельные лагеря для евреев». Разумеется, мы отказались.

Газета.Ру

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari