Расследования
Репортажи
Аналитика
  • 110
Экономика

Отрицание, гнев, депрессия. Чем нефть обидела Игоря Сечина

 Глава «Роснефти» Игорь Сечин (не так давно заверявший, что нефть не упадет ниже $90) неожиданно отметился статьей в Financial Times, где попытался доказать, что падение цен - явление временное, экономически неоправданное и вызванное исключительно спекулянтами. The Insider публикует перевод этой статьи и сопровождает комментарием эксперта, объясняющего, почему все это не соответствует действительности.

Сегодняшний нефтяной кризис часто сравнивают с великим нефтяным перенасыщением 1980-х. Но дисбаланс между спросом и предложением сегодня не больше, чем в среднем на протяжении последнего десятилетия, когда цена была гораздо выше. По сравнению с потоком нефти, который поразил рынки в 1985 году, новые поставки, поступающие сегодня, это рябь на воде. Мир жаждет нефти. Ведущие аналитики видят увеличение спроса на 10 процентов в период до 2020 года.

Тем не менее, по всему миру руководители нефтяных компаний наблюдают падение цен сырой нефти  и они отвечают резким сокращением своих инвестиционных планов. Аналитики компании Wood Mackenzie считают, что инвестиции в сектор в 2015 году сократятся более чем на 100 миллиардов долларов. Нефтесервисные компании сократили десятки тысяч рабочих мест в течение прошлого года, ссылаясь на резкое снижения спроса на их услуги. Предложение будет сокращаться, восстанавливая равновесие в течение года.

В 1985 году стоило инвестировать в новую скважину, если добытая нефть приносила от $20 до $30 за баррель. Сегодня больше нефти добывается из скважин, которые строить сложно и дорого; цена безубыточности ближе к $60 или $100.

Посмотрите на фундаментальные рыночные факторы, и, кажется, цены скоро должны восстановиться до уровня $60 или $80 за баррель, который сделал бы оправданным строительство скважин, в которых нуждается мир. Но если рынки деформированы и восстановление займет больше времени, чем следует, многие текущие производственные проекты будут законсервированы – и цена  в конечном счете поднимется до $90-$110 за баррель или выше.

Цены на нефть не отражают реальность. Вместо этого они определяются финансовыми спекуляциями

На сегодняшних деформированных нефтяных рынках цены не отражают реальность. Вместо этого они определяются финансовыми  спекуляциями, которые перевешивают реальные факторы спроса и предложения. Финансовые рынки имеют тенденцию порождать экономические пузыри, и эти пузыри имеют тенденцию лопаться. Помните крах “доткомов" и ипотечный кризис? Кроме того, они подвержены манипуляциям. Мы не забыли о подтасовке процентной ставки Libor и цен на золото.

Может показаться, что ответ заключается в усилении регулирования. На самом деле, регулирование уже чрезмерно и делает только хуже. США запрещают экспорт нефти в течение более четырех десятилетий, предоставляя американским НПЗ несправедливое преимущество над европейскими. Акцизный режим в ЕС, который облагает сборами нефтепродукты, деформирует рынки потребления нефти. Санкции против Ирана влияют на поставки нефти и торговые балансы.

В долгосрочной перспективе санкции против России угрожают европейской безопасности поставок. Тот факт, что нефть облагается налогом по-разному в разных местах дополнительно деформирует условия торговли и объясняет, почему нефтяные рынки в Европе и США имеют различную структуру.

Существует видимость рынка: покупатели, продавцы и цены. Но это лишь пародия на рынок.

Финансовые пузыри, рыночные манипуляции, чрезмерное регулирование, региональные различия – эти деформации настолько гротескны, что вы можете усомниться, существует ли вообще такое явление, как нефтяной «рынок». Существует видимость рынка: покупатели, продавцы и цены. Но это лишь пародия на рынок.

b_306f3bf026b18f0f9812e01e28a874ab

Что нужно делать? Во-первых, финансовым игрокам больше не должно быть позволено иметь такую большое влияние на цену на нефть. В США сенаторы Карл Левин и Джон Маккейн призвали к шагам по предотвращению манипуляций с ценами, хотя будут ли они реализованы и когда, остается открытым вопросом.

В любом случае, власти должны идти дальше, обеспечив чтобы по крайней мере 10 или 15 процентов нефтяных сделок включали поставки некоторого объема реальной нефти. В настоящее время почти все “нефтяные сделки" проводятся финансовыми трейдерами, которые не обмениваются ничем, кроме электронных записей или бумаг. Мы также нуждаемся в международных мерах, чтобы сделать биржи более прозрачным и предотвратить манипулирование ценами, наподобие мер, принятых в отношении манипуляторов ставкой Libor.

Обмен рыночной информацией, такой как объемы производства и потребления, цены и условия контрактов, затруднит продолжение деформирования цен. Мы должны убедиться, что аналитики инвестиционных банков не имеют скрытых конфликтов интересов. Настоящий рынок нефти, где цены отражают спрос и предложение, отвечает интересам и производителей, и потребителей. Они должны работать, чтобы создать его.

Перевод Сергея Левитина

Комментарий директора Института стратегического анализа ФБК Игоря Николаева:

62_preview

Игорь Сечин имел в виду традиционные методы добычи нефти, когда говорил о свертывании инвестпрограмм и разработках новых месторождений. Но сейчас, когда можно считать, что сланцевая революция успешно свершилась, новые методы добычи и кардинально другие производственные циклы вполне позволят обеспечить рынок, дефицита предложения не будет.

Спекулянты влияют на колебания цен в пределах 10-15 долларов за баррель, именно они определяют волатильность нефтяного рынка. Ценовой тренд определяют более фундаментальные факторы.

Похоже, что сегодня рынок, несмотря на запредельную амплитуду колебаний, постепенно находит равновесную цену. В ближайшие 2-3 года цена останется на уровне около 60 долларов за баррель, новых шоков не предвидится. Позже, через 5-7 лет, цена, возможно и вырастет примерно до 80-100, но это будет связано просто с ростом мировой экономики, а не какими-то изменениями на рынке.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari