Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.33
  • EUR98.72
  • OIL83.14
Поддержите нас English
  • 3961

Способность России продолжать войну зависит от размера нефтегазовых доходов, которые составляют основу ее бюджета. В первый год войны доходы были рекордными. По итогам 2023 года они снизятся, но все равно будут выше среднего уровня за последние десять лет. В следующем году правительство вновь ждет роста — и под эти ожидания оно запланировало беспрецедентный объем расходов. И, хотя некоторые экономисты считают этот оптимизм чрезмерным, становится очевидным: нынешние масштабы санкций не мешают России компенсировать сверхтраты сверхдоходами.

Содержание
  • На чем основан оптимизм правительства

  • Может ли нефть подешеветь

  • А что санкции?

  • Что в итоге

Несмотря на санкции и необходимость перестраивать экономику, России до сих пор удавалось без особенного напряжения наращивать расходы бюджета, накачивать деньгами оборонную промышленность и финансировать войну в Украине. Согласно проекту бюджета на 2024–2026 годы, в следующем году общие расходы должны вырасти более чем на 20% по сравнению с 2023-м и составить 36,6 трлн рублей. Почти треть этой впечатляющей суммы приходится на расходы по статье «Национальная оборона». А фактический военный бюджет будет еще больше: некоторые расходы, прямо или косвенно связанные с обеспечением вторжения в Украину, заложены в гражданские статьи.

Удивительная на первый взгляд устойчивость российской экономики в военное время объясняется просто. В 2022 году война спровоцировала резкий рост цен на энергоресурсы. В результате в первый год войны бюджет получил рекордные нефтегазовые доходы — 11,6 трлн рублей. Это на 28% больше, чем в 2021-м. Уже понятно, что в 2023 году доходы снизятся, но они все равно будут выше среднего значения за последние десять лет. Правительство ожидает, что в 2024 году нефтегазовые доходы вырастут еще сильнее — сразу на 30%, до 11,5 трлн рублей. С поправкой на инфляцию это все же меньше, чем в сверхуспешном 2022 году, однако цель все равно выглядит амбициозной.

На чем основан оптимизм правительства

Нефтегазовыми доходами называют рентные поступления бюджета от налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин на нефть, газ и продукты их переработки. Обычно величина доходов рассчитывается исходя из среднегодовых цен на сырую нефть Urals, экспортной стоимости природного газа и курса доллара к рублю. Так называемые базовые доходы идут в бюджет, дополнительные — в Фонд национального благосостояния (ФНБ).

Прогноз Минэкономразвития, на котором основан новый бюджет, предполагает, что добыча и экспорт нефти в 2024 году незначительно снизятся. Дело в том, что с этого года Россия добровольно сокращает добычу в рамках договоренностей с партнерами по ОПЕК+. Таким образом участники картеля удерживают мировые цены на комфортном для них уровне.

Цена барреля Urals, по плану правительства, в 2024 году должна подняться с $63,4 до $71,3. В меньшей степени это будет обусловлено ростом мировых цен, в большей — сокращением дисконта Urals к Brent до $15. (По данным Минфина, в октябре дисконт составил менее $11, что примерно соответствует цене транспортировки российской нефти в Индию.) При этом доходы, полученные от продажи российской нефти дороже $60 за баррель, пойдут в ФНБ. В прошлом году действовал другой механизм. Базовые доходы были изначально зафиксированы на уровне 8 трлн рублей. А до этого цена отсечения составляла $45. Больше, чем рост мировых цен, на объеме нефтегазовых доходов должна сказаться девальвация рубля — бюджет на 2023 год планировался при существенно более сильном рубле.

Может ли нефть подешеветь

Чтобы российская нефть продавалась дороже $71 за баррель, нужно, чтобы баррель Brent в 2024 году стоил в среднем около $86, то есть примерно как сейчас. Эта оценка не выглядит сверхоптимистичной. Для сравнения: министерство энергетики США ждет роста цены барреля Brent до $95.

Очевидных предпосылок для того, чтобы цена резко пошла вниз, не просматривается. Несмотря на замедление мировой экономики, уже сейчас на рынке нефти сложился дефицит — из-за того, что Россия и Саудовская Аравия сократили добычу. Поскольку они решили продлить ограничения на следующий год, дефицит сохранится, прогнозирует Международное энергетическое агентство (МЭА). России дополнительные деньги нужны на уничтожение украинских городов, а Саудовской Аравии, наоборот, на амбициозные проекты вроде строительства городов будущего, но странным образом их интересы оказались общими.

Есть, конечно, менее радужные для России прогнозы. Например, аналитики Citi предсказывают, что баррель Brent будет стоить дороже $80 только в первом квартале 2024 года, а в четвертом опустится ниже $70. Но они исходят из того, что глобальный ВВП в следующем году вырастет всего на 1,7%. Это существенно хуже прогнозов Международного валютного фонда (МВФ) и других авторитетных аналитических центров, которые ждут роста чуть меньше чем на 3%.

При этом нефть может и подорожать. Чтобы сдержать рост мировых цен, в 2023 году США ослабили контроль за соблюдением санкций против Ирана, в результате чего он резко нарастил поставки своей нефти — до максимума за несколько лет. Если Иран сейчас вмешается в боевые действия на Ближнем Востоке, поставки его нефти вновь будут осложнены и цены вырастут. Аналитический центр Bruegel прогнозирует, что баррель Brent в этом случае будет стоить минимум $100.

Но пока рынок не паникует. После резкого скачка, спровоцированного атакой ХАМАС на Израиль, котировки быстро стабилизировались. И даже авторитетный алармист Нуриэль Рубини не рассматривает нарушение поставок из Персидского залива как самый вероятный сценарий.

А что санкции?

Санкции против российской нефти толком так и не заработали.

В декабре прошлого года Европа перестала покупать нефть у России. Одновременно начала действовать сопутствующая мера — потолок цен (price cap), который должны соблюдать другие импортеры, чтобы пользоваться услугами страховых и судоходных компаний из Европы и стран G7. Сейчас потолок установлен на уровне $60 за баррель.

В первые месяцы действия ценового потолка возникла иллюзия его эффективности. Дело в том, что среднюю цену барреля Urals по инерции продолжали оценивать при отгрузке из портов, откуда ее почти перестали куда-либо отправлять, — для торговли с новыми крупнейшими покупателями, Индией и Китаем, используются другие порты.

Уже в начале этого года стало понятно, что Индия и Китай и правда платят России заметно больше установленных потолком $60 за баррель. Сразу после введения санкций средняя цена составила $74, обнаружили экономисты Татьяна Бабина (Columbia), Бенжамин Хилгенсток (KSE), Олег Ицхоки (UCLA), Максим Миронов (IEU) и Елена Рыбакова (IIF), ознакомившись с засекреченными данными российской таможни. Сейчас, по оценке МЭА, баррель Urals продается в среднем на $12 дешевле барреля Brent. То есть дисконт даже меньше, чем в прогнозе российского правительства.

Главная проблема санкций состоит в том, что их соблюдение оказалось некому контролировать. Более того, европейских судовладельцев и страховщиков даже не обязали предоставлять документальные подтверждения того, что их контрагенты из Азии действительно соблюдают ограничения. Наконец, значительную часть российской нефти возит так называемый теневой флот, который был специально для этого создан. Ему санкции не страшны в принципе.

Лишь в октябре США впервые применили санкции за нарушение ценового потолка — против двух судовладельцев из Турции и ОАЭ, а также принадлежащих им танкеров. Коалиция ценового потолка (Price cap coalition), объединяющая его архитекторов, почти одновременно призвала участников рынка морских перевозок внимательнее следить за соблюдением санкций.

Таким образом, некоторые неудобства России до сих пор создал лишь переход к расчетам за экспорт в национальных валютах — в частности, в рупиях, которые нельзя ни на что обменять или даже просто вывезти за рубеж без разрешения индийских финансовых властей. Согласно популярной версии, зависшие на счетах экспортеров рупии стали одной из причин девальвации рубля в этом году. Впрочем, были и более существенные причины. Сейчас же проблема с выводом рупий, судя по заявлениям российских банкиров, решена.

Что в итоге

Мировая конъюнктура благоприятствует России. Даже в условиях замедления роста глобального ВВП планы правительства выглядят вполне реалистичными. А если ближневосточный кризис не разрешится без эскалации и цена барреля Brent поднимется выше $100, в 2024 году Россия может получить сверхдоходы от экспорта, сопоставимые с первым годом войны.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari