Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.04
  • EUR93.30
  • OIL85.43
Поддержите нас English
  • 2499
Экономика

На первый газ хватит. Как Украина пытается избавиться от газовой зависимости

Из-за российского вторжения Украина оказалась на грани энергетической катастрофы. В первую военную зиму стране удалось выстоять, но, готовясь ко второй, Украина решила избавиться от газовой зависимости от России. Впервые в истории страна, несмотря на возможные военные, финансовые и даже погодные риски, намерена полагаться только на собственную добычу. И у нее это может получиться.

Содержание
  • Своими силами: Украина увеличит добычу

  • Надежный, как швейцарские часы: газовая независимость в условиях войны

  • Белые пятна: обстрелы, погода, территории

  • Преграды в трансформации системы — коррупция и монополизм

Своими силами: Украина увеличит добычу

Согласно стратегии «Нафтогаза», Украина уже в этом году обойдется без закупок газа, полагаясь на внутреннюю добычу. Как объяснил глава «Нафтогаза» Алексей Чернышов, для отказа от импорта компании надо будет увеличить добычу на 8%, а частным предприятиям — на 16% по сравнению с показателями предыдущего года. Для этого, по его словам, достаточно добыть на миллиард кубометров газа больше, чем в прошлом году.

Чтобы выйти на самообеспечение, украинские власти запретили экспорт энергоресурсов и рассчитывают на экономное поведение граждан и предприятий. Планом «Нафтогаза» при этом не предусмотрены территориальные потери или существенные повреждения газовой инфраструктуры в результате обстрелов.

«Увеличение внутреннего производства — наша стратегическая цель. Это не просто вопрос бизнеса — это вопрос выживания и независимости Украины», — заявил Чернышов. Впрочем, аналитики считают, что закупки газа Украине всё же понадобятся. Однако для «Нафтогаза» это пессимистичный сценарий — Чернышов подчеркнул, что страна хочет полагаться исключительно на себя.

Решению отказаться от импорта газа предшествовала длинная и болезненная для Украины история: с момента обретения независимости страна сильно зависела от поставок из России, а Россия полагалась на украинскую газотранспортную систему как основной транзитный маршрут в Европу. Но перебои в 2006 и 2009 годах заставили западные страны впервые заговорить о газе как об энергетическом оружии Кремля, а Россия, в свою очередь, начала строить газопроводы в обход Украины, чтобы экспорт в Европу не зависел от отношений с соседом.

Бесконечные споры касались в первую очередь цены на топливо и условий контрактов. Украина считала, что несправедливо платит за российский газ больше, чем другие страны, договор к тому же включал в себя принцип «бери или плати», согласно которому «Нафтогаз» был обязан оплачивать определенное количество газа независимо от того, использовал он его или нет. Условия были столь невыгодны для Украины, что Юлия Тимошенко, при которой были подписаны соглашения в 2009 году, заплатила за свою ошибку политической карьерой, уголовным делом и семью годами лишения свободы.

Юлия Тимошенко заплатила за свою ошибку политической карьерой и семью годами лишения свободы

Регулярные конфликты между сторонами усилились после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе. Россия на фоне политической напряженности подняла цены на газ и прекратила поставки на полгода, а Украина в ответ не стала оплачивать газовые счета за так называемые «ДНР» и «ЛНР» и потребовала пересмотра условий контрактов. С 2015 года Украина и вовсе отказалась от импорта газа из России, заменив его «реверсом» по трубопроводам из Европы — цена при этом соответствовала той, которую платили европейские потребители, что вызвало возмущение «Газпрома».

Сейчас и Европа стремится отказаться от российского газа. Евросоюз думает над общим для блока решением газового кризиса: европейские страны стараются снизить потребление и организовать общую систему закупок. К этому механизму подключится и Украина, что должно облегчить для страны импорт. Однако в таких условиях государство оказывается в достаточно зависимом положении: по сути, газообеспечение Украины напрямую зависит от того, насколько успешно европейские страны смогут обеспечить топливом себя и союзников.

Попытка отказаться от импорта газа и полагаться лишь на «свое» станет первой в истории Украины — с 1991 года страна ни одного года не просуществовала без закупок газа из-за рубежа. При этом газ играет критическую, хоть и не ведущую роль для украинской энергосистемы: он покрывает 28% от потребности в энергии, 29% приходится на уголь, 23% — на ядерную энергетику и 14% — на нефть.

С 1991 года Украина ни одного года не просуществовала без закупок газа из-за рубежа

Однако, несмотря на диверсификацию источников энергии, в случае Украины «вопрос выживания» — это не просто красивая формулировка. Газ имеет наиболее существенное значение в домашнем и центральном отоплении: около 80% украинских семей пользуются центральным газоснабжением, а более половины получают теплую воду за счет газа. Суммарно домохозяйства в Украине потребляют почти столько же газа, сколько промышленные предприятия. Такая структура делает систему уязвимой: атаки на газовую инфраструктуру или банальный дефицит газа в зимние месяцы могут привести к гуманитарной катастрофе.

Надежный, как швейцарские часы: газовая независимость в условиях войны

При всей амбициозности план не выглядит невыполнимым. Украина обладает одними из крупнейших газовых запасов в Европе — около 719 млрд кубометров. В довоенное время Украина закрывала две три своих энергетических потребностей внутренними ресурсами, а запасов газа хватало на 70% потребления.

Добыча ископаемого топлива, на увеличение которой рассчитывают в «Нафтогазе», становится сложнее в условиях войны, однако и потребление снижается из-за экономического спада — в 2022 году оно сократилось на четверть и составило всего 20,1 млрд кубометров по сравнению с 26,8 млрд в 2021-м. С 2016 года потребление газа колебалось на уровне 30 млрд кубометров и выше — показатель 2022-го стал самым низким в истории Украины.

Показатель потребления газа в военном 2022 году стал самым низким в истории Украины

Столь существенное падение связано прежде всего с отъездом нескольких миллионов граждан из страны и сокращением работы промышленных компаний: спрос на природный газ для отопления домов и работы предприятий упал на 40% — а именно эти группы являются основными потребителями.

Добыча, напротив, снизилась не столь значительно: с начала войны Украине удавалось поддерживать относительно стабильный уровень. Всего в 2022 году Украина добыла 18,5 млрд кубометров — это на 7% меньше, чем в 2021-м, когда добыча составила 19,8 млрд кубометров. Падение объясняется прежде всего боевыми действиями в Харьковской области — в районах расположения месторождений газа или их окрестностях.

При этом, несмотря на военное положение, разведка украинских месторождений продолжается: в 2022 году была начата работа на 47 новых скважинах. Алексей Чернышов особенно подчеркивал роль производителей газа в вопросе самообеспечения Украины, назвав их усилия «героическом поступком». Падение потребления Чернышов, однако, связал с «дисциплиной» домохозяйств, а вовсе не с отъездом граждан за рубеж и снижением производства.

Благодаря падению потребления и лишь незначительному снижению добычи в 2022 году Украина импортировала гораздо меньше газа, чем в предыдущие периоды. Поставки сократились на 42% — до 1,5 млрд кубометров. При потреблении в 20,1 млрд кубометров и добыче в 18,5 млрд Украина находится на историческом максимуме с точки зрения самообеспечения газом — 92% потребностей покрывалось за счет собственной добычи.

Впрочем, столь впечатляющие результаты достигнуты во многом благодаря серьезному вмешательству государства в газовый сектор. Чтобы обезопасить национальную энергосистему, Украина с июня 2022 года запретила экспорт угля, мазута и газа, добытого в стране. Таким образом власти хотели предотвратить ситуацию, при которой частные компании продавали бы газ за рубеж, поскольку европейские цены на топливо для них выгоднее внутренних. В апреле 2023-го Министерство энергетики ответило отрицательно на вопрос, будет ли отменен запрет, который, судя по всему, сохранится до окончания войны.

«Безусловно, бизнес заинтересован в экспорте. Но уже ретроспективно можно точно сказать: если бы он не был запрещен, то, учитывая ценовую конъюнктуру европейских рынков, весь газ частных собственников был бы в Европе», — заявил министр энергетики Герман Галущенко.

Если запрет на экспорт, объем добычи и уровень потребления можно контролировать, то еще одна переменная не зависит ни от украинских властей, ни от производителей. Стратегия «Нафтогаза» была отчасти вдохновлена теплой погодой минувшей зимы. Чернышов не скрывает, что температуры выше обычного повлияли на план «Нафтогаза» по отказу от импорта. Средняя температура в январе этого года составила +1°С — это самый теплый среднемесячный показатель с 2014 года. В 2021 году средняя температура опускалась почти до минус двух градусов. Если и следующая зима окажется столь же благоприятной, это существенно повысит шансы Украины избежать импорта топлива.

Еще одна теплая зима существенно повысит шансы Украины избежать импорта топлива

Теплая погода, снижение потребления и запрет на экспорт привели к тому, что по итогам отопительного сезона 2023–2024 годов у Украины осталось достаточно запасов газа в хранилищах — около 9 млрд кубометров. Всего за отопительный сезон из хранилищ было извлечено 5,6 млрд кубометров газа, а на момент его начала запасы составляли 14,7 млрд кубометров. В следующем году Украина планирует зарезервировать 15 млрд кубометров, чтобы обеспечить бесперебойную работу энергосистемы.

Пока война продолжается, вряд ли уровень потребления газа в Украине вырастет, особенно с учетом неопределенного экономического будущего страны. Согласно прогнозам, в 2023 году ВВП либо вырастет незначительно, либо и вовсе упадет. Возможно, продолжится и отток населения — в таких условиях потребление может сократиться еще сильнее. При теплой зиме, увеличении добычи и успехах на фронте Украина действительно может обойтись если не без импорта вовсе, то, по крайней мере, ограниченными объемами закупок.

Белые пятна: обстрелы, погода, территории

Однако план «Нафтогаза» обладает легко заметными «слепыми» зонами. Позитивный для Украины сценарий игнорирует возможные военные, финансовые и даже погодные риски. При любом отклонении от заложенных в стратегию благоприятных условий пройти через зиму 2023–2024 годов без импорта газа у Украины не получится.

Наиболее очевидная угроза — постоянные обстрелы со стороны России. Если линия фронта практически не двигается и территориальные потери Украины не столь значительны, то ущерб от атак по энергетической инфраструктуре оценивают в миллиарды долларов. Сильнее всего пострадали электроэнергетические объекты, в то время как газовые подвергались массированным обстрелам гораздо реже. Однако ситуация может измениться — вряд ли Россию остановит угроза гуманитарной катастрофы.

Наиболее очевидная угроза — постоянные обстрелы со стороны России

Атаки России уже повредили 350 объектов по добыче природного газа, рассказывал в декабре 2022 года Алексей Чернышов. Ущерб оценивается приблизительно в 700 млн долларов. В ноябре под массированный обстрел попали десять объектов, на долю которых приходится треть добычи газа в стране. После ударов Чернышов даже заявлял, что Украине необходима дополнительная финансовая помощь — 4 млрд долларов для покупки 3 млрд кубометров газа, без которых страна не сможет пройти через отопительный сезон. Однако затем украинцев успокоил премьер-министр Денис Шмыгаль, напомнив о 14 млрд кубометров газа в хранилищах.

Обширная газотранспортная система Украины — одна из самых разветвленных в мире — тоже попала под удар. И несмотря на то, что наиболее уязвимы для атак именно наземные объекты, а 90% трубопроводов находится под землей, за 2022 год было разрушено или повреждено более семи тысяч километров сетей. Повреждения любой инфраструктуры, связанной с добычей, хранением и транспортировкой газа могут парализовать всю газовую систему Украины.

Кроме того, от обстрелов страдает атомная энергетическая инфраструктура, повреждения которой увеличивают нагрузку на газовый сектор. Если в отоплении газ является критически важным, то в производстве электроэнергии он играл сравнительно небольшую роль: на него приходится всего 7% от общей выработки электроэнергии. Более половины (55%) электроэнергии до войны обеспечивалось ядерной энергетикой, однако целенаправленные атаки России по инфраструктуре вывели из строя около 50% генерирующих мощностей. Запорожская АЭС сейчас отключена, все шесть реакторов остановлены, а объект оккупирован российскими войсками. Это привело к увеличению зависимости от газа, потребность в котором может увеличиться по мере того, как другие источники энергии оказываются под угрозой.

Целенаправленные атаки России вывели из строя почти половину генерирующих мощностей украинских АЭС

Впрочем, и военные действия на земле тоже могут подорвать газовую систему. Увеличение производства требует в том числе разработки новых месторождений. Однако 80% газовых месторождений сосредоточены на востоке страны, а самым «богатым» регионом является Харьковская область. Таким образом, ряд наиболее перспективных областей для разведки располагается в прифронтовых регионах и зонах конфликта.

Вторым наиболее уязвимым моментом после российских атак и военных действий является суровая зима. В своих оптимистичных прогнозах «Нафтогаз» во многом исходит из благоприятных зимних температур 2022-го: в Украине, как и в Европе, погода была теплее обычного, и граждане могли экономить на отоплении. Однако никто не может гарантировать Украине таких же температур следующей зимой: если стрелка термометра опустится ниже, выживать исключительно на своих запасах будет гораздо труднее.

В заявлениях «Нафтогаза» о нулевом импорте есть и доля лукавства. В начале февраля, за месяц до обещаний Чернышова, Украина начала «виртуальный» импорт газа из Европы через Молдову: газ, купленный украинскими трейдерами в Европе, может оставаться у Молдовы, а Украина, в свою очередь, оставляет в хранилищах российский газ, предназначенный для Молдовы. Таким образом стороны остаются во взаиморасчете, а газ физически не пересекает границу.

Кроме того, при наилучшем сценарии для Европы у Украины будут благоприятные условия для импорта. Увеличение предложения для европейских покупателей обеспечит возможность поставок в другие страны, включая Украину. Даже по существующим договоренностям Украина может гарантированно импортировать около 54 млн кубометров в день из Польши, Словакии и Венгрии — соседи готовы поставлять небольшие объемы газа на протяжении всей войны. Механизм совместных закупок газа, к которому подключили Украину, должен обеспечить дополнительные 2 млрд кубометров. Если цены на европейском рынке будут приемлемыми, а предложение — не дефицитным, то импорт, в конце концов, может оказаться более удобным решением, нежели режим выживания.

Преграды в трансформации системы — коррупция и монополизм

Увеличение добычи и восстановление энергосистемы нуждаются в международной финансовой поддержке и в привлечении инвестиций, в том числе от зарубежных партнеров. Однако если послевоенная Украина, вероятно, станет объектом крупных вложений, то в настоящий момент инвестировать в ее газовый сектор многим может показаться сомнительной идеей. Экономика страны уже второй год проверяется на прочность, а «Нафтогаз», будучи крупнейшей энергетической компанией, работает над восстановлением доверия после дефолта.

Если послевоенная Украина станет объектом крупных вложений, то сейчас инвестировать в ее газовый сектор — сомнительная идея

Газовый сектор к тому же страдает от тех же проблем, что и вся украинская экономика: недостаточное правовое регулирование и непрозрачность. Чтобы привлечь инвестиции, стране нужно решить проблему коррупции и верховенства закона. Нормативная и правовая неопределенность отталкивают инвесторов точно так же, как риски безопасности, связанные с войной.

В Украине нет нормальной нормативно-правовой базы — для ее создания стране надо возобновить реформы газового рынка, начатые во второй половине 2010-х и приостановленные несколько лет назад. Пострадает от этого прежде всего «Нафтогаз», так как реструктуризация подразумевает борьбу с его доминирующей ролью на рынке и увеличение пространства для частных инвесторов.

Именно структура украинского рынка и режим ценообразования — наиболее серьезное препятствие для привлечения инвесторов. Украине необходимо разработать новое законодательство, предусматривающее в том числе прозрачную и предсказуемую политику в отношении лицензий на разведку и разработку месторождений. При этом процесс может оказаться достаточно сложным: в энергосекторе Украины исторически доминировало государство, а частные компании находились на вторых ролях. Если «Нафтогаз» в 2022 году произвел 13,7 млрд кубометров газа, то на частников приходится лишь 5 млрд. Монополия на транзит и обширный контроль над отраслью поставили «Нафтогаз» в привилегированное положение.

Проблему признает и сам «Нафтогаз». В отчете за 2021 год тогдашний глава компании Юрий Витренко заявил, что «Нафтогазу» не хватает прозрачности, а сама структура организации недотягивает до «современной корпорации» и нуждается в изменениях. Однако одобренная советом директоров трансформация застопорилась — причем, как отмечается, «зачастую по не зависящим от компании причинам».

«Бизнес по транзиту газа делал компанию более успешной, чем она была на самом деле, скрывая отсутствие настоящего прогресса», — говорится в отчете. Руководство компании тем временем самоуспокаивалось показателями, которые были результатом паразитической стратегии, благодаря которой «Натфогаз» получил ценные активы от государства фактически бесплатно.

Однако на сегодняшний день нет никаких попыток создать более равные условия на рынке и модернизировать законодательство. Страна занята войной и вопросами выживания, роль государства только растет. Впрочем, не видно и намерений что-то менять после войны: украинские власти не обещали, что послевоенные экономические реформы будут включать в себя реструктуризацию газового рынка. Отсутствие хотя бы внятных перспектив не внушит уверенность зарубежным инвесторам и вряд ли поможет частным компаниям повысить производительность.

В долгосрочной перспективе страну ждет комплексная реструктуризация, которая, предположительно, должна способствовать масштабному общегосударственному энергетическому переходу. Под этим подразумевается и отказ от природного газа в соответствии с европейской стратегией. Захотят ли инвесторы вкладываться в газовый сектор Украины с учетом войны, запрета на экспорт, нормативно-правовых трудностей и невнятных перспектив — вопрос открытый.

Символичный для Украины план отказа от импорта газа хорошо выглядит на бумаге: при идеальном стечении обстоятельств он имеет все шансы быть реализованным. Но итоговый объем импорта будет зависеть прежде всего от дальнейшего хода военных действий. Увеличение добычи, снижение спроса, запрет на экспорт и теплая зима, вероятно, помогут Украине пройти через 2023 год без покупок газа, однако при менее удачном раскладе за топливом придется обращаться к западным партнерам.

Итоговый объем импорта газа будет зависеть прежде всего от дальнейшего хода военных действий

В то время как «Нафтогаз» по-прежнему настроен оптимистично, аналитики, напротив, считают, что в отопительный сезон 2023–2024 годов Украине придется больше полагаться на импорт — в основном из-за российских ударов по критически важной инфраструктуре. По оценкам Международного валютного фонда, в 2023-м Украине понадобится 5 млрд кубометров газа, чтобы заполнить хранилища хотя бы до уровня предыдущего года. «Нафтогаз» же в целом тоже не исключает такого варианта, однако рассматривает его лишь как наихудшую опцию.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari