Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD90.25
  • EUR97.88
  • OIL81.39
Поддержите нас English
  • 6909
Экономика

Бедность не порог. Из-за манипуляций со статистикой число нищих в России быстро сокращается, в реальности — растет

Если посмотреть на цифры официальной статистики, уровень бедности в России впервые в истории опустился ниже 10%: лишь 9,8% жителей России — малоимущие. Росстат утверждает, что за 2022 год бедных стало меньше на 1,7 млн человек. Но всё это результат нехитрой статистической манипуляции: если до 2021 года бедность была однозначно привязана к ценам на продукты и услуги, то теперь власти просто придумали новые «границы бедности» и признают малоимущими тех, кто живет хуже, чем соседи по региону. Если же использовать прежние показатели, то окажется, что за последние два года бедных стало на 2,3 млн больше. Такие махинации позволяют Кремлю не только отчитываться о победе над бедностью, но и экономить средства на выплатах пособий малоимущим. Как показывает анализ The Insider, эти показатели в большинстве случаев сознательно занижены, а прожить на доходы прожиточного минимума по-прежнему невозможно.

Содержание
  • Как правительство манипулирует статистикой бедности

  • А что на самом деле

  • Не хватает даже на еду

  • Стратегии выживания

  • Как бедность влияет на демографию

  • Одинокие взрослые и пенсионеры

Read in English

Как правительство манипулирует статистикой бедности

В 2020 году Путин поручил сократить уровень бедности в России к 2030 году вдвое — до 6,5%. Как обычно бывает и в других сферах, где нужно достичь заказанных Кремлем целей, один из способов приблизиться к заветной цифре — это изменить методику подсчета. Поэтому уже с 2021 года прожиточный минимум решили вычислять по-новому, называя бедными тех, кто получает ниже медианного среднедушевого дохода в своем регионе.

Позже формулы определения числа бедных решили еще подкорректировать и ввели так называемые «региональные коэффициенты». Определять, кто малоимущий (это государственный термин для бедных), а кто нет, должны были исходя из медианных доходов по стране, просто умножая их на какие-то придуманные чиновниками коэффициенты, указанные в законе. Самый низкий из этих коэффициентов — в Тамбовской и Тульской областях, он равен 0,83 (по мнению властей, жить в этих регионах дешевле, чем в других). Иными словами, при прожиточном минимуме в России в 15 тысяч рублей, туляки и тамбовчане будут считаться бедными только если получают меньше 12450 рублей. Зарабатывающие больше уже не смогут рассчитывать на пособия для малоимущих.

Подгонять прожиточный минимум (планку бедности) под эти коэффициенты будут до 2025 года, а пока каждый регион устанавливает эти уровни в известной мере произвольно. Вот почему бедных в первый же год таких инноваций насчитали на 1,7 млн меньше, чем в 2020 году, хотя цены на основные товары и услуги росли в 2021 году очень быстро.

В конце того же 2021 года правительство придумало еще один показатель — «граница бедности». По ней считают число бедных в стране. Это не те бедные, которые могут рассчитывать на выплаты, но те, кого включают в статистику по бедности в России. Вычисляется граница бедности через стоимость той самой минимальной потребительской корзины в IV квартале 2020 года, умноженной на накопленную инфляцию, причем для регионов ее определяют только раз в год. Новый коэффициент позволил отчитаться, что бедных в 2022 году стало еще на 1,7 млн меньше.

Мы подсчитали, какой была бы граница бедности в российских регионах, по методологии правительства — умножив прожиточный минимум IV квартала 2020 года на накопленную с тех пор инфляцию. Оказалось, что во всех регионах эта граница ниже прожиточного минимума, то есть официально признанных бедными намного меньше, чем тех, кто может получать пособие как малоимущие. Если бы бедных сейчас считали через прожиточный минимум — хотя бы тот, что установлен государством — то насчитали бы не меньше 20 млн человек. Это на 40% больше, чем в отчете Росстата за 2022 год, и на 2,3 млн больше, чем в 2020 году. Фактически это означало бы, что Россия вернулась к показателям 2015 года — первого года после наложенных на страну санкций из-за аннексии Крыма.

Интересно, что правительство индексирует границу бедности согласно показателю общей инфляции. Однако для самых бедных людей, которые большую часть дохода тратят только на продукты питания, актуальнее продуктовая инфляция. Если бы граница бедности рассчитывалась по ней, то бедных опять-таки вышло бы больше.

Итак, сейчас правительство считает малоимущими тех, чей доход ниже прожиточного минимума. Правила его измерения прописаны в законе, однако до 2025 года каждый регион устанавливает такой показатель, какой ему выгоден, — это называется переходный период. Уровень же бедности снова считают в связке с ценами на продукты и услуги. Однако делают это с таким хитрым коэффициентом, что бедных становится меньше и меньше.

Сама по себе новая принятая методология является более прогрессивной, так как оценивает экономическое неравенство в обществе. В Европейском союзе, к примеру, используются именно относительные показатели, связанные с медианным доходом. Всемирный банк устанавливает условный «общемировой» порог бедности: доход менее 2,15 доллара США в день. Людей с такими низкими доходами в России почти нет, однако и жизнь в России стоит дороже, чем во многих странах Азии, Африки, Ближнего Востока и Южной Америки, поэтому на такие доходы едва ли можно было бы обеспечить базовые нужды. Тем не менее, существование такого показателя Всемирного банка (по поводу которого постоянно спорят эксперты и ученые) позволило правительству России в 2020 году отчитаться в ООН о ликвидации крайней нищеты.

А что на самом деле

The Insider попробовал определить реальную черту бедности в разных регионах страны. Под ней мы понимаем расходы, от которых человек не может отказаться, — это питание, услуги ЖКХ, минимальный набор лекарств в домашней аптечке, базовая гигиена и налоги.

Мы представили четыре вида домохозяйств, чтобы оценить для каждого из них минимальный годовой доход, необходимый для выживания:

  1. одинокий работающий взрослый в однокомнатной квартире;
  2. два работающих взрослых, тоже живущих в однокомнатной квартире;
  3. семья с одним ребенком в квартире из двух-трех комнат;
  4. два пенсионера, живущих вместе.

Минимальный набор продуктов мы составили в соответствии с последней редакцией закона о потребительской корзине. В него мы включили только хлеб, молоко, недорогие виды рыбы, мяса, круп, фруктов и овощей. Цены рассчитывали в соответствии со средними ценами, определенными Росстатом, за 2022 год. Также в корзину мы добавили базовые предметы гигиены (мыло, шампунь, туалетную бумагу, прокладки) и несколько лекарств из базовой аптечки (обезболивающие, витамины, средства от простуды, а для пенсионеров — средства от высокого давления).

Размер оплаты ЖКХ рассчитывали исходя из характеристик квартиры в каждом домохозяйстве, считая, что эта квартира не в новостройке, расход воды и электричества в ней средний. Плату за отопление считали в соответствии с климатическими условиями каждого региона по тарифам центрального отопления — хотя в России далеко не везде доступно центральное отопление, и людям нередко приходится покупать довольно дорогое топливо за свой счет или даже топить дом мусором. Об этом The Insider рассказывал в репортаже «Как миллионы россиян выживают зимой без газа?».

Минимальную сумму расходов мы высчитывали сразу на весь год, так как за отопление в некоторых городах платят только когда дома топят, а в некоторых — управляющие компании рассчитывают предполагаемую сумму на отопительный сезон и делят ее в платежках на весь год, чтобы смягчить нагрузку на бюджет плательщика. Кроме того, мы считаем, что минимальную аптечку россиянин тоже пополняет в среднем раз в год. Еще такие расчеты позволяют нивелировать сезонность цен на продукты.

В наши расчеты мы не включили возможные льготы на ЖКХ, но не включили и оплату транспорта, вероятные более высокие траты на медицину для большинства населения, а также траты на телефон, интернет, одежду, аренду и многое другое.

Полученные приблизительные минимальные расходы мы сравнивали с доходами в каждом регионе. Росстат предоставляет разбивки по группам дохода с оценкой, какая доля населения находится в каждой группе, однако самые свежие данные доступны только за 2021 год. В номинальном выражении по итогу 2022 года доход россиян вырос на 12%, причем известно, что главным образом — за счет беднейших групп населения, так как в 2022 году они получили некоторые пособия от государства. Еще один фактор роста доходов — зарплаты «добровольцев» и выплаты за травмы и смерть семьям военных. Однако почти везде этот рост доходов съела инфляция — например, в Калужской области она достигла 17%, а в Ингушетии — почти 19%. Поэтому мы посчитали допустимым использовать в сравнении старые данные.

Известно, что в России самые бедные — это семьи с детьми, причем чем больше детей, тем более удручающее, как правило, финансовое положение семьи. Так, в исследовании Росстата за 2020 год (первый год пандемии) четыре из пяти малоимущих домохозяйств по всей России — это семьи хотя бы с одним ребенком. Мы попробовали определить, скольким семьям в России уже сейчас едва хватает на жизнь. Для этого мы использовали показатели прожиточного минимума за 2022 год (в июне его однократно повышали) и распределение по величине доходов. Росстат опубликовал такое распределение только до 2021 года. Мы не делаем поправку на то, что в 2022-м доходы населения номинально выросли, потому что инфляция съела весь этот рост, и в большинстве регионов располагаемый (реальный) доход упал. Согласно нашим расчетам, больше 15% семей с хотя бы одним ребенком находятся на грани выживания — это почти 13,3 млн человек.

Оказалось, что в Тыве и Ингушетии больше половины семейных пар даже с одним ребенком имеют доходы ниже прожиточного минимума. При этом в обоих регионах, согласно последней переписи, семьи чаще многодетные или имеют хотя бы двух детей — то есть на самом деле доход двух родителей делится между большим количеством человек, и домохозяйство оказывается еще беднее. Как минимум 40% семей являются малоимущими в Карачаево-Черкесии, Калмыкии, Кабардино-Балкарии и еще нескольких регионах.

В Иркутской области, к примеру, прожиточный минимум для семьи с одним ребенком составлял в 2022 году почти 47 тысяч рублей в месяц. Средний доход в регионе вырос за год почти на 15%, а цены — почти на 16%. Примерно 22% жителей области имеют доход ниже 47 тысяч на трех человек — являются малоимущими. Как минимум в четверти регионов России, по нашим подсчетам, доля малоимущих семей достигает 15%.

Не хватает даже на еду

Петру 39 лет, по профессии он инженер-энергетик, живет в одном из крупных российских городов и работает в такси. Найти работу по специальности так, чтобы хватало на семью, — у Петра жена и ребенок-школьник — уже много лет не получается: зарплаты в его сфере такие, что хватало бы только на оплату продуктов, лекарств и коммунальных услуг. Жена не работает — занимается обучением ребенка на дому, так как школьным образованием супруги категорически недовольны. «Зарплата на других вакансиях 50 тысяч до вычета налогов, смысла работать по профессии нет: лишняя ответственность, больше болит голова. Если более высокая должность — «главный инженер-энергетик» — зарплата до 100 тысяч до вычета налогов, но при этом ответственность и штрафы вешают на тебя», — рассказывает Пётр. По его словам, после аннексии Крыма в 2014 году зарплату на его предприятии стали постоянно задерживать, и в итоге через несколько лет он ушел. С тех пор работает таксистом на арендованной машине, зарабатывает от 30 до 80 тысяч в месяц, в зависимости от сезона. «Работаю таксистом, с 6 утра до 9–10 вечера. Просыпаюсь в 5 утра, засыпаю после 11. Дикая усталость. Но график устанавливаю сам, так что тут винить некого. Всё, что заработал, всё моё», — так он говорит. С этим графиком работы и с собственной квартирой, которую помогли купить родители, денег семье хватает впритык — инфляцию Пётр оценивает намного выше, чем значения Росстата и Центробанка. «Если бы не своя квартира, это была бы не жизнь, а выживание. С такими ценами неудивительно, что покупательная способность населения упала на 12%. Мороженое в 2021 году стоило 56 рублей, летом 2022-го то же самое мороженое — 85–90 рублей, в зависимости от магазина. Пришлось покупать другое, уже попроще и с другим составом. Акции и распродажа выручают. Жизнь сейчас вынуждает как-то выкручиваться, в телефонах — все доставки продуктов, а также приложение акций в разных магазинах. Если что-то большое нужно купить, сразу же вряд ли получится взять, придется сначала откладывать», — рассказывает он. В последние годы семья также пришла к тому, чтобы консервировать и замораживать овощи и фрукты впрок в сезон. На рестораны, одежду Пётр и его жена почти не тратятся: кроме базовых продуктов и услуг ЖКХ основные траты у них идут на ребенка. При этом, в отличие от большинства его одноклассников, в семье есть хотя бы старенький ноутбук. «Если раньше дети были знакомы с технологиями и техникой, сейчас при включении ноута их вгоняет в ступор. У других родителей нет возможности заниматься воспитанием своих детей, поэтому дети без контроля дома одни. Бедность — она влияет на всё. На образование и будущее. Зарплата стоит на месте, а расходы растут, значит, больше работаешь, меньше времени для отдыха, меньше времени для семьи. Стресс постоянный», — завершает свой рассказ Пётр.

Такой образ жизни — выживание в кредит у собственного здоровья и интересов — судя по всему, ведут не менее трети россиян. В марте 2023 года, согласно опросу «инФОМ», проведенному для ЦБ РФ, 24% россиян хватало денег только на продукты питания, а 8% не хватало даже не еду. Каждый четвертый горожанин в России в конце зимы стал покупать более дешевые продукты, чем раньше, чтобы сэкономить, а каждому пятому пришлось отказываться от привычной еды, товаров и услуг. Одна из возможных причин этого — рост цен на элементарные продукты питания. Из-за особого метода расчета общей инфляции по стране в показателе слабо учитывается тот факт, что базовые продукты питания уже два года сильно дорожают. При этом рис, замороженные овощи и бананы за год подорожали почти на 40%, сыр, чай и карамель — на 20–25%, молоко, рыба, макароны и колбасы — на 11–16%.

У каждого третьего россиянина денег хватает только на еду, а у каждого десятого и на еду не хватает

Определенный по новой методологии Росстата прожиточный минимум во второй половине 2022 года в среднем по России составил 13,9 тысячи рублей — от 11,6 тысячи в Липецкой области до 31,7 тысячи на Чукотке. В той же Липецкой области минимальный набор продуктов (мы посчитали его по старой методологии Росстата) обошелся бы в 5,2 тысячи рублей, еще где-то 3–3,6 тысячи — квартплата, около тысячи — на базовую гигиену. Из оставшихся пары тысяч рублей, большая часть уйдет на НДФЛ (ведь прожиточный минимум рассчитывается до вычета налогов), и последние несколько сотен, вероятно, можно потратить на транспорт. На аренду жилья, внезапные расходы типа пломбы и, тем более, на одежду, телефон или компьютер с такой суммы особо не отложишь. Это и есть ситуация, когда хватает буквально «только на еду» и на прочие расходы, отвертеться от которых не получится.

Причем речь идет о средних ценах на самые базовые продукты питания — и в правительстве неоднократно признавали, что та потребительская корзина, которая существовала все последние годы, очень далека от стандартов здорового питания. В ней очень много мучного и сахара и очень мало свежих овощей, фруктов и животного белка. Только 12% россиян едят не меньше 400 граммов овощей и фруктов в день — такое количество рекомендовано ВОЗ, чтобы предотвратить многие проблемы со здоровьем.

Еще хуже, чем в примере с Липецкой областью, обстоят дела в Республике Алтай, Ставропольском крае, Рязанской области. Там человека не признают малоимущим (а значит, он не сможет рассчитывать ни на какие льготы или пособия), если его доход буквально на пару сотен рублей больше, чем «хватает только на еду». Если же на содержании у работающего взрослого в РФ находятся другие люди (супруг/супруга или ребенок, либо пенсионер, или инвалид), то его доход будет разделен между всеми иждивенцами, однако даже тогда доказать, что ты являешься малоимущим, довольно трудно, а льготы очень невелики — если нет детей, и работоспособные взрослые не опекают инвалида или пенсионера, то рассчитывать на пособие не приходится. Как и студенту очного отделения университета, которому не помогают родители. Государство фактически считает, что если у человека доход ниже, чем 40% медианного по региону, и у него нет детей или инвалидности, то ничто не мешает ему зарабатывать больше, а значит, помощь ему не нужна.

Стратегии выживания

Как же тогда выживают люди с небольшим доходом, поделенным на несколько домочадцев? Во-первых, покупают продукты самых дешевых брендов. Продуктовую корзину мы рассчитывали по средним ценам, измеренным Росстатом, но в этом среднем есть как более высокие, так и более низкие цены. Люди с низким доходом вынуждены выбирать именно самые дешевые продукты. Однако если крупы, мука и даже хлеб в качестве не слишком теряют, то дешевые молочные продукты в России часто подделывают. Например, в лидерах «антирейтинга» молока Роскачества в 2022 году — в основном дешевые марки, в том числе собственные бренды «Ашана», «Магнита» и «Пятерочки». Они не соответствуют стандартам качества молока, зато стоят недорого. В лидерах «антирейтингов» тушенки, крабовых палочек, сосисок точно так же — самые дешевые образцы. Например, в дешевом сливочном масле жирность не соответствует указанной на упаковке, а часть жира часто заменяют растительным.

Кроме того, хотя продуктовая корзина и так не сбалансирована по питательному составу, чтобы тратить на еду меньше, люди вынуждены делать ее еще «более углеводной», убирать из нее белки (молоко, рыбу и мясо), овощи и фрукты, которые большую часть года в России стоят довольно дорого. Чем беднее человек, тем больше углеводов в его рационе, и тем меньше витаминов и микроэлементов, как показывают исследования Росстата. Согласно опросу, проведенному РАНХиГС, когда цены начинают расти, россияне сначала сокращают потребление рыбы и мяса, потом молочных продуктов и фруктов — то есть самых полезных с нутрициологической точки зрения, в основном белковых, продуктов. В 2022 году к этому списку добавились овощи, сахар и крупы.

Согласно методологии той же ВОЗ, бедный витаминами и белком рацион — один из видов неполноценного питания. Хотя Россию обычно не указывают в числе стран с большим числом голодающих, в основном это связано с тем, что правительство такие данные не собирает и не обнародует, и уж тем более не передает в международные организации. При этом Россию часто располагают где-то между развивающимися и развитыми странами, в которых такая проблема, как недоедание, обычно не стоит.

Для правительства не секрет, что в каждом регионе страны живет немало людей, чей доход ниже установленного «порога бедности» иногда в два раза. Росстат приводит число таких людей в своих таблицах. Для малоимущих государство предусматривает пособия, правда, во многом они зависят от решений на уровне региона, поэтому самые большие выплаты получают семьи в Москве и Санкт-Петербурге. Почти всегда пособия положены семьям с детьми. Но дети и бедность для получения выплат — не единственное условие. В семье должен быть какой-то доход (например, если жена в декрете, а муж не работает — пособие не назначат), и не должно быть предметов роскоши (например, если в семье есть одна машина, пособие дадут, а если две — уже нет).

Доход — это не только зарплата, к нему относятся и пенсии, и пособия, и доходы от сдачи в аренду, и проценты по вкладам. При этом если человеку удалось сделать накопления, а потом жить на них, то это не отражается в расчетах среднедушевых доходов. Примерно так живет Тимур — 54-летний инженер в одном из регионов Центральной России. У него жена и двое детей. «До войны у меня было две работы, я не знал, что такое сводить концы с концами, и для моего района зарплата была соразмерна с московской. Занимался конструированием, сборкой, пусконаладкой современных систем управления на базе европейского оборудования. На нем, кстати, работают до сих пор вся наша нефтянка и газ, потому что оно лучшее и безотказное», — рассказывает Тимур. После вторжения России в Украину на одной из его работ пропали заказы, а на другой оборудование попало под санкции, работать стало не с чем, пришлось уволиться. Теперь Тимур не может найти работу — работодатели отказывают, так как образование инженера он получил в начале 90-х в университете в Киеве. Никаких пособий семья не получает — оба родителя не работают, живут на сбережения. Супруга Тимура не ищет работу — сейчас дети и дом всегда под ее присмотром, а альтернатива — работать за 25 тысяч рублей — не кажется привлекательной. На еду на четверых в месяц уходит 35–40 тысяч рублей — это в полтора-два раза больше, чем пресловутая минимальная потребительская корзина. При этом раньше семья могла себе позволить более качественные продукты, но теперь пришлось изменить рацион. Еще 13 тысяч уходит на коммуналку и оплату связи. Пока была работа, можно было позволить себе поездки с детьми в региональный центр и другие города — теперь такие путешествия не по карману, о чем Тимур сокрушается больше всего. Они с женой стараются привить детям широкий кругозор, обучить иностранным языкам, но пока делать это приходится самостоятельно, а перспектив найти работу в ближайшее время они не видят.

Согласно тому же опросу «инФОМ», залезают в «копилку» каждый месяц 10–12% россиян, причем так было и до войны. После начала войны каждый третий стал покупать более дешевые продукты и отказываться от некоторых товаров и услуг. Каждый десятый работающий по найму россиянин предполагает, что может лишиться работы в ближайшие 2–3 месяца. Накопления, на которые можно жить больше трех месяцев, есть у 20% россиян.

Как бедность влияет на демографию

Именно финансовые проблемы больше всего волнуют россиян, когда они принимают решение завести первого и особенно второго-третьего ребенка — то есть достаток напрямую влияет на демографическую ситуацию, которой так обеспокоены в Кремле. Материнский капитал неплохо стимулировал решение женщин родить второго ребенка, рассказывает демограф Алексей Ракша. Однако с 2020 года, когда наибольшую сумму стали выдавать за первого ребенка, а за второго — только 150–200 тысяч рублей, в зависимости от региональной надбавки — намного меньше семей стало принимать решение родить второго ребенка. «Основным препятствием к рождению вторых и третьих детей являются материальные проблемы, проблемы с жильем, прежде всего. Именно поэтому маткапитал так хорошо и работал, пока был на второго и последующих детей — 90–95% женщин тратили его на улучшение жилищных условий», — рассказывает Ракша. Согласно его анализу, падение располагаемых доходов россиян в последние годы также приводит к падению рождаемости.

Ирина дважды оказывалась на грани выживания — оба раза, когда сидела в декрете с маленькими дочерьми. Первая дочь у нее родилась в 2005 году. Отец ребенка не помогал ни деньгами, ни временем. «Ела макароны, но в какой-то момент понимаешь, что это — резина, есть это невозможно. В тот раз меня спасло то, что мне предложили работу. Я журналист, я стала писать тексты для газеты (да, тогда еще существовали газеты)», — говорит Ирина. Вторая дочь у нее родилась через десять лет — сразу после аннексии Крыма. Работы журналистом в регионах найти не удавалось. «Работы не было, да и сил у меня не было. Хотела повеситься, серьезно. Поняла, что нужно найти мужчину. Однако понимала, что ничего не могу ему дать, даже секса. И такой нашелся, просто ангел. С двумя судимостями и понятиями — о том, что женщине с маленьким ребенком нужно помочь. Кормил меня и присылал деньги. Ничего не требовал. Потом ребенок пошел в сад, я — на работу. Отношения закончились. Мы выжили», — рассказывает Ирина.

Бедность также может стать провокатором семейного насилия. Чаще всего с этим сталкиваются женщины — в том числе потому, что их труд оплачивается ниже, или, как Ирине, им приходится сидеть в декрете с ребенком, и своего дохода у них нет. По словам Елены Болюбах, основательницы кризисного центра для женщин в Петербурге, помогающего пострадавшим от насилия, ситуации, когда совокупный доход семьи очень маленький, и при этом муж забирает у жены все деньги, не редкость. Однако для женщины, которая страдает от домашнего насилия, критически важны именно собственные накопления. Даже если женщина может контролировать семейный бюджет, отложить какую-то сумму часто бывает трудно, потому что общий доход очень маленький. Елена рассказывает, что женщинам, обратившимся за помощью, центр советует иметь «тревожный чемоданчик» — вещи, с которыми она сможет быстро уйти из дома и хотя бы переждать опасность вдали от угрозы. «У клиентки в тревожном чемоданчике должны быть определенные денежные средства. Особенно это актуально для любого региона, где нет кризисных центров или шелтеров. Деньги нужны на быструю аренду жилья — например, в хостеле. Если у девушки есть средства на то, чтобы безопасно уйти, где-то переночевать пару ночей — это уже очень много», — отмечает Елена Болюбах. По ее словам, наиболее уязвимы именно те женщины, что финансово зависят от партнера или не имеют накоплений — например, из-за того, что сидят в декрете.

Для женщины, которая страдает от домашнего насилия, критически важны именно собственные накопления

Если в семье доход сравним с прожиточным минимумом, вероятность того, что женщине будет некуда и не на что уйти, закономерно выше — отложить деньги буквально не с чего. Причем иногда спастись от насилия помогли бы совсем не большие деньги, «свалившиеся» на женщину в безвыходной ситуации. «Во время карантина к нам обратилась девушка с очень маленьким ребенком, которая ушла от партнера. Мы ее размещали в комнате отеля-партнера. За полтора месяца она успела закончить курсы, устроиться на работу и переехать в жилье, которое стала снимать сама. По сути, речь шла об очень небольших деньгах — около 20 тысяч рублей, которые мы потратили на ее размещение, и около 10 тысяч рублей «ковидных выплат». И этих денег ей хватило, чтобы изменить свою жизнь», — рассказывает Елена Болюбах.

Одинокие взрослые и пенсионеры

Одинокие работающие взрослые реже всего попадают в категорию малоимущих, однако именно на них тяжелее ложится бремя оплаты коммунальных услуг: большая часть платежки зависит от площади квартиры, и эти траты одинокий человек ни с кем не делит. Матвей работает на две ставки в больнице одного из центральных регионов России. «Ощущение, когда приходит эсэмэска о зачислении зарплаты такое — типа, хочется уволиться. 40 тысяч с двух работ», — рассказывает он. Матвей живет один, всё, на что хватает этих денег — еда, аренда жилья и кредит за машину, которую он уже продал, так как не смог содержать. Почувствовать, как живется с другим доходом, он смог, проработав два месяца в ковидной больнице санитаром. Но после того, как Матвей сам подхватил коронавирус и ушел на больничный, вернуться на работу с «ковидными доплатами» уже не удалось. «Откладывать не получается, что-то купить для себя — тоже редко, обновить гаджеты не получается из-за цен и неимения чего-то путного в магазинах. Сейчас кажется, что на те же деньги можешь позволить себе гораздо меньше продуктов, чем раньше», — поделился Матвей. По его словам, в таком же положении находятся многие его знакомые и коллеги. Согласно подсчетам The Insider, около 7% одиноких взрослых — почти 2 млн человек — живут от зарплаты к зарплате и не могут себе позволить ничего, кроме обязательных платежей.

Около 7% одиноких взрослых — почти 2 млн человек — живут от зарплаты к зарплате и не могут себе позволить ничего, кроме обязательных платежей

Пенсионеров, согласно государственной статистике, среди малоимущих меньше, чем семей с детьми. Однако это скорее связано с тем, что государство оценивает их траты как очень низкие — считает, что им нужно меньше тратить на еду, а также на ЖКУ. Однако это не совсем так: во многих регионах у пенсионеров есть льготы, но, как правило, они полагаются далеко не всем. Кроме того, чем старше человек, тем больше его расходы на медикаменты, а получать их бесплатно могут только инвалиды.

Росстат нечасто публикует информацию о пенсиях в регионах России, ограничиваясь только общей средней суммой по стране. Например, в 2022 году средняя пенсия в России была 16,9 тысячи рублей, причем у мужчин она в среднем выше, поскольку выше и зарплата. Последние данные по регионам страны доступны только за 2021 год — в среднем пожилые пенсионеры получали в месяц 15,7 тысячи рублей — от 13 тысяч в Кабардино-Балкарии до почти 29 тысяч на Чукотке. Например, в Кабардино-Балкарии в 2021 году прожиточный минимум пенсионера был 10 тысяч рублей — это и позволяет государству заявлять, что эта социальная группа не живет в нищете. Однако цены на ЖКУ и продукты в регионе, по подсчетам The Insider, в 2022 году были таковы, что средней начисленной пенсии едва хватало на то, чтобы заплатить за квартиру и обеспечить себя скудным питанием и базовыми медикаментами. Это же справедливо для всех остальных регионов страны. Поэтому многие пожилые люди вынуждены работать — Росстат указывает, что средний доход пенсионеров в два раза выше пенсии, так как еще одну часть дохода составляет зарплата.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari